Вторник, 01 января 2019 15:10

Романтизировать можно разное…

Оцените материал
(0 голосов)

Обнародование информации о детских и юношеских суицидах, подростковом экстремизме и подобных тем у многих родителей вызывает реакцию, подобную шоку. «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда!» – подумали многие взрослые, увидев последний выпуск 2018 года телепрограммы Никиты Михалкова «Бесогон» – «Ребята, а вы не А.У.Е. ли?». Технологии использования подростковых проблем для информационной войны, формирование из российских детей «материала» для экстремистской деятельности, – хочется относиться к этому как к «художественному домыслу» автора. Однако, если закрыть глаза, мир не исчезнет, а бегство от проблем не способствует их решению.

С этими размышлениями мы обратились к председателю Отдела религиозного образования Рязанской епархии, доценту кафедры теологии Рязанского государственного университета отцу Сергию Рыбакову.
– Отец Сергий, как вы считаете, какие проблемы молодежи сегодня можно назвать наиболее острыми?
– Первой и основной проблемой я бы назвал формирование у молодых людей под воздействием мира взрослых сектантского сознания – сознания не исторического, раздробленного, алогичного, которое не позволяет видеть цели и смысл жизни и приводит к возникновению устремленности к смерти. Это проявляется в музыкальных предпочтениях, увлеченности соответствующей философией и даже в реальной подрывной деятельности. Лозунги типа «Бей тех, у кого что-то есть или что-то по-другому» могут быть любые –вопрос в формировании общего экстремистского настроя. А экстремизм, в свою очередь, – реализованность устремленности к смерти.
– Но ведь молодость – пора любви, радости, надежд и мечтаний, романтики?
– Так и романтизировать можно разные вещи. Устремленность к смерти – плод ее романтизации, в том числе и силами искусства (музыки, поэзии, литературы), вызревший на подходящей почве. К нехватке жизненных сил приводит уход от Бога, отступление от Бога. Как результат этого – алкоголизм, наркомания, игромания. Экстремизм – наиболее социально опасная форма устремленности к смерти.
В разные времена, периодически устремленность к смерти затухает или обостряется. К примеру, вспомним Россию после 1917 года – распад православной империи, Гражданская война, гибель огромного количества народа. И наоборот, угроза уничтожения государства со стороны фашистской Германии, война, которая несла смерть, пробуждали в людях стремление к жизни.
– Почему сегодня ситуация вновь обостряется?
– Во многих странах, у многих народов накоплено большое количество проблем – внутренних, внешнеполитических, экономических. Это, конечно, сказывается на внутреннем благополучии людей, на ощущении защищенности, перспективности жизни. Мощный цивилизационный прорыв – развитие компьютерных технологий, возможностей Интернета – тоже не только благо. Появляются возможности, позволяющие масштабное формирование виртуального мира. У людей происходит подмена реального мира на виртуальный, который несет в себе много элементов богоборчества и демонизма. Сознание людей – конкретно каждого и в массе – не может справиться со всем этим. Происходит утрата устойчивости индивидуального сознания. Человек перестал быть историческим человеком, звеном в цепи поколений. Исчезла ответственность перед предками и потомками, перед собственным родом.
Разрушена традиционная и классическая система образования. Нарушение основных правил дидактики привело к резкому падению качества обучения и формированию неустойчивого и сектантского мировосприятия у большой части молодежи. Утрачены практически все механизмы воспитательного воздействия на молодежь. Мероприятий проводится много, но далеко не все несут в себе реальный эффект, как было, например, в советское время, дети от них только устают. Спровоцирован разрыв между старшим поколением родителей и учителей с одной стороны и молодым поколением учащихся с другой, а также раскол между учителями и родителями.
Я бы сказал, что сегодня происходит утрата конфессионального сознания. Устойчивость молодого поколения формируется только тогда, когда у основной части народа имеется духовная доминанта – идеальный образ, отвечающий педагогической культуре народа. При этом он провозглашен и поддерживается в информационном пространстве, явным образом представлен в качестве миссии и сверхзадачи образования. Именно в конфессии одухотворяется и освящается жизнедеятельность людей. Особое место конфессии в отношении государства состоит в том, что сами законы приобретают в той или иной степени религиозный оттенок, а власть ограничена не столько юридическими нормами, сколько необходимостью подчиняться тем основным законам, которые имеют сакральное происхождение и на основе которых регулируются все стороны жизни народа и действия элит. Таким образом, воспроизведение народом самого себя осуществляется через воспитание молодого поколения в формате, определяемом конфессией. При этом естественным образом происходит разделение на «свое» и «чужое», на «полезное» и «вредное».
– Если причиной всего, о чем мы с вами говорили, считать утрату конфессионального сознания, уход от Бога, значит ли это, что дети, воспитывающиеся в семьях, которые сегодня можно назвать православными, гарантированы от столь страшного сценария собственного развития?
– Нет, они подвержены этим угрозам точно так же, как остальные.
– Но у них есть Вера...
– В той мере, в какой она у них есть, они и защищены.
Беседовала Ирина Матвеева

Прочитано 171 раз
Другие материалы в этой категории: « Церковь не одолеть Самое высокое искусство »