Вторник, 04 октября 2016 07:40

Правда в сердце

Оцените материал
(0 голосов)

В рамках IV Тарковских чтений Рязань посетил актер, режиссер и общественный деятель, генеральный директор киноцентра «Русский фильм», член Патриаршего Совета по культуре, Президент Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь» Николай Петрович Бурляев.

Встречи с Тарковским
В середине совершенно по-июльски теплого дня зал летнего Дома дворянского собрания (ныне Дом народного творчества) заполнился зрителями. Ожидание было недолгим, и вот – легкий и подтянутый в свои семьдесят лет Николай Петрович появился на сцене. Его приезд в Рязань имел еще и «тематический подтекст»: открывая по всей стране киноклубы «Золотой Витязь» в рамках структуры МЧС, он привез 70 фильмов для открытия и функционирования подобного клуба при Главном управлении МЧС по Рязанской области. И провозгласил принцип «кино для всех», дающий возможность абсолютно любому зрителю – от ребенка до глубокого старца – иметь право видеть на экране то, что питает ум и душу.

Его сценическая карьера началась практически в детском возрасте. На одних подмостках с такими «зубрами» профессии, как Фаина Раневская, Вера Марецкая, Ростислав Плятт, он постигал мастерство. Так, в спектакле «Ленинградский проспект», поставленном в Театре имени Моссовета, он был сценическим внуком великого Николая Мордвинова. «Я, конечно, робел, я ожидал, что я увижу на репетиции лауреата Ленинской премии, увешанного орденами, прославленного артиста, а увидел простого человека, лысого, скромно одетого, небольшого роста, … и не играющего ”в актера”. Я сам очень не люблю актеров, играющих в то, что они ”артисты”; показывающих: ”Вот я – артист, глядите!”»

Однако не сцена, а «высокий старт» в кино предопределил его дальнейшую судьбу. Два режиссера – два Андрея – Кончаловский и Тарковский, дали юному актеру шанс «шагнуть через две ступеньки». Кроме него, было немало актеров, проснувшихся после премьеры знаменитыми, однако редко кого в начале карьеры посещала удача уникальной встречи с Мастером. Причем – дважды: в фильмах Андрея Тарковского «Иваново детство» и «Андрей Рублев». Это была судьба. И актер Николай Бурляев, – сказочный везунчик, – был поставлен перед непростым выбором: иметь успех в профессии, т.е. быть востребованным, или держать моральную планку, не размениваясь на проходные роли. По словам Николая Петровича, он сам не сразу понял, почему ему так захотелось сыграть Бориску из третьей новеллы «Андрея Рублева», что он буквально «вырвал» эту роль у Тарковского.

«Мне объявили по телефону, что Андрей Арсеньевич для меня написал роль ученика Фомы в сценарии фильма ”Андрей Рублев”. Я был очень рад, мне дали сценарий, начал читать: где этот Фома, смотрю – и не пахнет особо Фомой-то… Роли нет, текста нет, только одна фраза или две. Что мне играть здесь? Нечего. Сценарий читаю дальше, и – последняя новелла ”Колокол”. И с первых строк я погрузился в бездну, … и увидел, что это я – Бориска, колокольных дел мастер. Читаю – вижу себя. Пришел на ”Мосфильм”, попробовался на Фому – без удовольствия. Подошел к Андрею и говорю: ”Пожалуйста, попробуйте меня на Бориску”. Он говорит: ”Нет, нет. Я ж для тебя написал роль Фомы, ты не хочешь?” Ну как я отвечу, что не хочу? Я через оператора (с ним мы делали еще ”Иваново детство”), мол, поговорите с Андреем. Он поговорил и опять: ”Нет, нет”. Я через консультанта фильма – Савву Ямщикова, – поговорите с Андреем. Савва помог мне. Когда он Андрею предложил попробовать меня, тот сказал: ”Нет, нет, к тому же Коля уже “зазвездился”. Я после ”Иванова детства” играл в год несколько ролей. Ямщиков мне говорил: “Иди туда и играй то, за что потом будет не стыдно. Голодать будешь, помирать – береги душу, не разменивайся”. Как он был прав!»
История единения актера со своим персонажем сходна с историей любви. Вдруг понимаешь: вот тот человек, с которым хочется прожить всю жизнь. Упорство юноши дало свои результаты, после сделанных проб Андрей Тарковский утвердил Николая. И его судьба пошла по другой траектории. Может быть, и не было бы «Золотого Витязя», не будь этой роли.
«Теперь я понимаю – через тридцать-то лет: это я, так же как мой герой Бориска, не зная секрета, по наитию отлил свой колокол. И кинофорум ”Золотой Витязь” – я тоже не знал, как делать...»

«Золотой Витязь» на коне
Как же возник кинофестиваль славянских и православных народов «Золотой Витязь», какое послание он несет в мир, какие цели преследует? Ровно 25 лет тому назад первый кинофорум прошел под девизом «За нравственные идеалы, за возвышение души человека». В те годы подобные постулаты были не в моде. По словам Николая Петровича, радио «Свобода» совершенно отчетливо обозначало цель перестройки: «Нужно, чтобы Россия приблизилась к западным стандартам, чтобы произошла “мутация русского духа”».

Новоявленный кинофорум не вызвал понимания ни в обществе, ни в руководстве России – «предательском руководстве, которое будет осуждено историей обязательно!» Но все смутные времена всегда только закаляли этот страшный для западного мира «русский дух». С горячностью и любовью Николай Петрович рассказывал о своем детище: о том, как потянулись на фестиваль не только православные, славянские народы, а появились и гости из Китая, Японии, Ирака, Израиля, Америки… О том, что отбор фильмов был принципиален и строг, и единственной американской лентой, допущенной к показу, стал фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы».
Такая популярность кинофестиваля изменила отношение к нему, тем более что первым почетным попечителем «Золотого Витязя» стал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Теперь эстафету попечительства кинофорума взял на себя Святейший Патриарх Кирилл. Постепенно появилась господдержка, хотя и очень небольшая. И понимание того, что православный кинофорум очень нужен не только огромной России, но всем тем людям в мире, кто исповедует добро, милосердие и любовь.

Кинофорум расширялся, после одиннадцати лет его существования появился театральный фонд. Кино, театр, музыка, литература, живопись, боевые искусства – всё охватывает «Золотой Витязь». И, наверное, закономерно, что после обращения Николая Петровича Бурляева к главе МЧС Владимиру Андреевичу Пучкову была создана структура, аналогичная той, что есть в министерстве культуры – институт культуры МЧС России. В рамках института открываются не только киноклубы, проводится огромное количество мероприятий, задействующих личный состав – талантливых и неравнодушных людей.

«МЧС – это особая, духовная элита нашей Родины, поэтому к вам такое уважение. Вы – спасатели, это очень почетная миссия, а над вами только Спаситель, Он спасает душу человека».

По дороге в вечность
Во второй части встречи зрители смогли увидеть Бурляева-актера. Его чтение стихотворения Пушкина «Клеветникам России» и оды Державина «Бог» многих застало врасплох. Зал не ожидал подобного напора и силы чувств. При этом Николай Петрович выразил сожаление, что подобные произведения, согласно «новым веяниям», исчезли из школьных учебников. Отдельной же темой была обозначена судьба поэта Михаила Юрьевича Лермонтова – мятежного русского гения. На короткой пресс-конференции, данной журналистам после окончания встречи и перед просмотром авторского фильма «Лермонтов», Николай Бурляев сказал: «Если бы ничего не было в жизни моей, был бы только один фильм ”Лермонтов”, я бы считал свою жизнь оправданной. Это песнь души моей. Это исповедь моя… В нее я вместил все, что думал в те годы о России, о жертвенности человека во имя Отечества и Божьей воли».

Отвечая на вопрос о том, как вера помогает ему жить и творить, Николай Бурляев рассказал о трудностях советского периода, о собственном пути к вере, начавшемся с фильма «Андрей Рублев». Он подчеркнул, что в истории русской культуры остались пока только верующие люди: Пушкин, Достоевский, Державин, Чехов… «Я очень отрицательно отношусь к нашей эстраде. ... И когда поймут руководители наши, что нельзя давать “Народных артистов” и “За заслуги перед Отечеством” людям, которые понижают духовный уровень народа».

На вопрос «Как вы относитесь к употреблению спиртных напитков?» Бурляев однозначно и категорично ответил: «Исключительно отрицательно!»

Рассказал о том, как известный реставратор и собиратель русских икон Савва Ямщиков привез его в Псково-Печерский монастырь и познакомил с его будущим духовником – архимандритом Алипием, художником и иконописцем, который стал в его жизни путеводной звездою. Тогда актер не знал даже, что есть институт духовников.

«Все мы боремся с собой, с грехами своими. Только успеть бы… И каждый из нас должен понять, что у тебя короткие 70-80 лет. Как говорит Библия, это – временная жизнь. А там – вечность. И надо успеть подготовить себя … для жизни в вечности. И делать усилия», – подытожил своё выступление талантливейший актёр, режиссёр, поборник православного духа.

Ирина Петрова

Врезки:
«Мы с Тарковским о вере не говорили… Он мне просто надел первый крест в жизни»

***
«Нельзя боготворить, ибо ”не сотвори себе кумира”, но уважение безмерное, потому что это – режиссер номер один. И это говорю не только я, это говорят великие режиссеры всего мира, что Тарковский – режиссер номер один. Выше нет»
Н. Бурляев об Андрее Тарковском

***
«Вы знаете, Лермонтов говорил: есть чувство правды в сердце человека. Вот в фильмах Тарковского есть это чувство правды, которое он ни в одном фильме не нарушил. Ни в одном!»

Прочитано 1052 раз
Другие материалы в этой категории: «У Бога все живы» »