Пятница, 26 июля 2019 13:48

Купола - точно языки пламени Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

Почти посередине региональной дороги, соединяющей города Сасово и Касимов, возле одного из поворотов стоит щит, гласящий, что в 8 километрах отсюда располагается одна из достопримечательностей Рязанской области – церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы села Пёт. Чуть проедешь за поворот – и храм уже виден. Его необычные купола, похожие на языки пламени, заметно возвышаются над окружающей равниной.

По справедливости, этой церкви стоило бы быть достопримечательностью не местного, а всероссийского значения. Уж больно причудлив ее архитектурный облик – словно в нем отразилась история строительства храма, тоже довольно необычная.
Каменный храм в Пёте был возведен в 1913 году, незадолго до Октябрьской революции. Местное предание связывает его появление с именем здешнего купца Портнова. Якобы он попросил у местного священника благословения на удачную сделку в самой столице – продажу крахмала собственного производства. Взамен же дал обет построить каменный храм, если дело выгорит. По-видимому, оно выгорело, и строительство началось. Устойчиво мнение, что на одной из фресок в новом храме был изображен благодетель Портнов. Но сегодня фрески разглядеть невозможно.
Молва называет и другое имя – крестьянина Никанора Гаврикова, подрядчика на строительстве Введенской церкви. Он умер, пока продолжалась стройка, и дело возоб-новил его сын, но не сразу. Трудно сказать, так ли было. Возможно, легенда о нескольких строителях просто пытается объяснить экзотичный вид храма. Сегодня рязанские краеведы обращаются к истории села Пёт и его уникального храма. Будем надеяться, что когда-то белых пятен в ней не останется.
Аналогов Введенской церкви в Рязанской области нет. Но если посмотреть шире, сравнения найдутся. Храм выстроен в весьма популярном в Санкт-Петербурге стиле «северного модерна». Много подобных зданий и в украинском Харькове. Их строил инженер Александр Молокин, он же был проектировщиком пётской церкви. Но это стало известно только в 2012 году, когда в Госархиве Тамбовской области одна исследовательница нашла проект храма села Пёт, сделанный рукой архитектора, и пояснительную записку к нему.
Александр Молокин был сыном художника Георгия Молокина, выходца из крестьян Тверской губернии, родился в Вильне (ныне Вильнюсе) в 1880 году. В 1910-м окончил Петербургский институт гражданских инженеров. Умер Александр Молокин в 1951 году в Харькове, будучи преподавателем инженерно-строительного института, заведующим кафедрой архитектуры, академиком Академии архитектуры СССР. За свою долгую жизнь Молокин спроектировал множество гражданских и общественных зданий, многие из них объявлены памятниками архитектуры. И всего один храм – пётский. Как на архитектора вышли жители рязанской глубинки, пока неясно.
Эксклюзивность храма не только в очертаниях, но и в том, что в нем было проведено калориферное отопление (разогретым воздухом) из подвала по трубам в стенах. Для начала ХХ века – редкость необычайная. Зато церковь была светлой и теплой. Освещали ее высокие витражные окна. В местных легендах фигурирует также хрустальное паникадило редкой красоты, подвешенное к потолку храма.
Говорят, что до середины 1930-х годов в церкви шли службы. Но перед Великой Отечественной войной храм закрыли.
Введенскую церковь превратили в колхозный склад в 1960-е годы. Вроде бы и не так давно, но этих лет хватило, чтобы уникальное строение пришло в запустение и стало разрушаться. Колхоз «помог» этому: ворота сбили, а крыльцо засыпали, чтобы грузовики заезжали внутрь, рядом с запасами зерна и овощей поселились тучи крыс. На крыше выросли деревца, а по стенам пошли трещины. Верхушка колокольни покосилась, как Пизанская башня, и могла бы рухнуть.
Мы посетили Введенский храм летом 2018 года, в счастливую для него пору. Храм восстанавливают. В нем работают реставраторы-волонтеры из Москвы. Восстановительные работы уже дошли до крыши. Купола, подобные языкам пламени, вскоре вознесутся к небесам.
Занимается реконструкцией государство, а непосредственно организует работы церковная община. Общину создали уже в новом веке по совету некоего депутата. Он предложил организовать общину и завести расчетный счет, куда поступали бы средства на восстановление храма. Обещал и сам помочь материально, но увы... Помогла Православная Церковь. Епископ Касимовский и Сасовский Дионисий провел в помещении храма несколько служб, возвратив его к духовной жизни.
Староста церковной общины Лидия Андреевна, сама из Москвы, уже несколько лет почти безвыездно живет в Пёте. Служение тем или тому, кому нужна помощь, – жизненная стезя Лидии Андреевны. Она много лет ухаживала за больными родственниками, теперь помогает восстанавливать церковь. Чтобы сделать храм пригодным для богослужений, расчистить его интерьеры, общине пришлось потрудиться. Начинали благое дело две пожилые женщины, Лидия Андреевна и ее соседка. Своим примером они вдохновили односельчан. Да и пожертвования начали поступать – и от частных лиц, и от благотворительных фондов. Сегодня в храме не так роскошно, как до революции, но благолепно, службы проходят регулярно, и колокола уже благовестят.
Глядя на возрождающийся храм села Пёт, невольно задумываешься: что большее Божье чудо – сохранившиеся исторические контуры редкого храма или такие вот неравнодушные и деятельные люди, истинные подвижники?
Елена Степанычева

Прочитано 101 раз