Среда, 26 июня 2019 17:40

Явившаяся из облака

Оцените материал
(0 голосов)

В числе почитаемых изображений Матери Божией есть много чудотворных образов, написанных по типу «Боголюбская», память которой празднуется 1 июля. В числе их и Рязанский Зимаровский образ. Но за помощью к ней часто не стоит ехать далеко, ведь чудесное исцеление от недугов души и тела можно получить совсем рядом. Мне же особенно близка Тюшевская икона Боголюбской Божией Матери в селе Городищи Рыбновского района.

 

Городищи
Да, знакомству с судьбами многих людей, с храмами, монастырями и их святынями, я обязана работе на телевидении, в православной программе. Приезжая на съемку в какой-либо районный город или село, мы, начиная с первого дня повествования, присоединяли к памяти целый шлейф всевозможных историй. А главное – соприкасались со свидетельствами этих историй лично, увозя с собой незабываемые впечатления.
Одним из таких удивительных мест оказалось село Городищи, которое сегодня буквально граничит с Рязанью. В каждом районе есть такие участки земли, где аккумулируются сгустки удивительных событии и необычных историй. По преданию, храм в Городищах был построен в XIV веке по приказу князя Дмитрия Донского на месте погребения павших в Куликовской битве воинов. И хотя документальных подтверждений этому нет, хочется верить, что первоначально у Георгиевского храма была такая миссия – хранить память о героях великого сражения.
На сельском кладбище покоится иеродиакон Ефрем, который принял монашество в 1954 году в Глинской пустыни. В подвиге юродства он претерпел много страданий за веру. Последние годы своей жизни провел в Городищах, куда к нему приезжали его духовные чада. Интересна и личность протоиерея Василия Витушина. Он 35 лет был настоятелем Георгиевской церкви, и благодаря ему она в конце XIX века была перестроена из деревянной в каменную. Но больше всех прихожане вспоминают о том, что в течение трех лет в их церкви служил тогда еще молодой монах Авель (Македонов).

«Не раскачивайте Голгофу...»
Когда батюшка давал нам интервью о тех годах своей жизни, именно эти слова запомнились мне больше всего. Очень емко и образно они передавали картину происходящего в храме на пасхальном богослужении. Это были тяжелые послевоенные годы. Почти все храмы в округе были закрыты. На праздники в Георгиевскую церковь стекалось множество людей. «Народа было так много, – рассказывал отец Авель, – что руку для крестного знамения тяжело было поднять». В один из моментов батюшка увидел, что крест
с изображением распятия заходил ходуном. Тогда молодой священнослужитель и обратился с возгласом к прихожанам: «Братья и сестры, Голго-фу-то не раскачивайте!»
В своих воспоминаниях отец Авель очень ярко описывал атмосферу тех лет. После войны осталось много сирот и вдов. Познавшие потерю родных и близких люди тянулись к церкви. А власти всеми силами пытались их отвадить от религиозных настроений. Развесили на столбах громкоговорители, и до ночи по селу разносились веселые песни и музыка. Многие говорили батюшке, что, ничего плохого в этом нет, – живи и радуйся. А он отвечал: «Это сделали для того, чтобы вас отвлечь. Как будешь думать о жизни и Боге, когда в голове беззаботные мелодии витают?» Но на всякое такое действие в те годы было и противодействие...

Слезы Богородицы
Отец Авель часто приезжал в Георгиевский храм и всегда подолгу молился у одного образа. Так мы узнали о Боголюбской иконе, которую местные жители называют Тюшевской. Потемневший старинный образ и сегодня находится слева у алтаря. Божия Матерь, изображенная в полный рост, в одной руке держит свиток, другой касается груди. Ее лик, обращенный к Богу, говорит о всепрощении, а ладонь у сердца – о милосердии и любви. И у каждого, стоящего перед ней, создается ощущение защищенности и покоя.
Из дальнейших рассказов отца Авеля и местных жителей, которые помнили происходившие события, сложилась удивительная история образа. Он называется Тюшевским, потому что до 1940 года находился в Казанской церкви села Тюшево. Приехав туда, мы встретились с двумя пожилыми жительницами села. Они еще девочками ходили в храм. Рассказали, что он был небольшим, деревянным и очень уютным. Одна из женщин на всю жизнь запомнила крашенный голубой краской холст на потолке храма, расписанный звездами и херувимами.
«После закрытия церкви, – вспоминала она, – ткань содрали и стали вымачивать в речке, чтобы можно было его применить в хозяйственных целях». Также пришли расправляться и с другим убранством храма. Один из комсомольцев, который был в бригаде ликвидаторов церковного имущества, подошел к Боголюбской иконе. Он решил стамеской отодрать серебряный оклад. Как рассказывали впоследствии старожилы, инструмент скользнул по металлу и поцарапал лик. Из раны брызнула кровь. Молодой человек в ужасе убежал. Этот случай отложил разорение храма на несколько месяцев.
Когда церковь закрыли окончательно, образ Божией Матери взял к себе домой местный плотник Флор. Он решил использовать икону как дверь, а само изображение состругать. Про это нам рассказывала очевидец событий – бывшая прихожанка Тюшевской церкви. Как сейчас помню ее лицо, испещренное морщинами, почти невидящие глаза, а из этих глаз по тем морщинкам текут слезы. «А он икону-то рубанком стрыжит и стрыжит», – горестно причитала пожилая женщина. Потом рассказала, что плотника паралич хватил, а его дочь, которая поощряла отца на святотатство, лишилась рассудка.
Жена Флора, испуганная произошедшим событием, спрятала образ в чулан. А сельчане дом плотника еще долго обходили стороной. Когда в Городищи приехал отец Авель и узнал об истории иконы, то решил, что ее место в храме, а не в пыльном углу чулана. Он убедил женщину вернуть образ. И вот одним летним днем из Тюшева вышел крестный ход. Впереди несли святыню, украшенную полевыми цветами. А навстречу этой процессии шел другой крестный ход, из Городищ. Незадолго до этого одной женщине приснился сон, что к их селу плывет облако, а из него выходит Сама Богородица. Так и случилось. Когда оба крестных хода встретились, из солнечного марева над людской толпой появилась Боголюбская икона.

Надеждо и прибежище наше...
Сколько было потом чудес и исцелений от образа! О них писали в статьях и в книге, составленной по воспоминаниям архимандрита Авеля. Чтобы не переписывать их заново, я хочу рассказать о своем чуде. Я была в Георгиевском храме много раз – и на заре своей телевизионной деятельности, и почти на ее закате. Поменялись за это время настоятели, ушли из жизни те, кто был свидетелем далеких событий из истории иконы. Но ощущение причастности к каким-то необъяснимым событиям, удивительным историям и чудесам, свидетелями которых были твои современники, осталось в моей душе навсегда.
Я и сейчас часто мысленно возвращаюсь в те места. Туда, где под сенью купола Георгиевской церкви стоит чудотворная икона, с которой меня когда-то свела судьба. Тишина, запах старых красок и дерева, скрип половиц – и я вновь чувствую покой и радость в душе, как ребенок, пришедший с просьбой к Матери и верящий в то, что Она поможет и защитит.
Елена Александрина

Прочитано 644 раз
Другие материалы в этой категории: « Мои встречи в Троице Купола - точно языки пламени »