Пятница, 02 сентября 2016 16:36

В поисках утраченной обители Никона Сушкинского

Оцените материал
(0 голосов)

Небольшое село Сушки расположено в одном из красивейших уголков Рязанской области на берегу речки Кирицы, в 60 км от Рязани. С ним граничит село Кирицы, ставшее известным благодаря располагающемуся там архитектурному шедевру – дворцу С.П. фон Дервиза.

Особую значимость сёла Сушки и Кирицы приобрели в связи с жизнью и подвигами благочестивого старца-пустынника Никона Сушкинского. Подвижник получил от Господа дары прозорливости и исцеления больных. И в наши дни не прекращается помощь людям, возносящим свои молитвенные просьбы у могилы старца. По молитвам старца неподалеку от его кельи был основан Сушкинский женский монастырь. Среди насельниц монастыря была и инокиня Варвара (Конкина), стяжавшая своей непоколебимой верой мученический венец святости в безбожные годы.

Сушкинский Никоновский женский монастырь после закрытия в 1923 году был практически полностью разрушен, уничтожены все храмы, остались лишь несколько хозяйственных строений, на территории которых сейчас располагается летняя дача рязанского Дома ребенка.

Храм Воскресения Словущего села Сушки сохранился. Промыслом Божиим в 2004 году настоятелем храма стал протоиерей Илия Коростелев, положивший начало восстановлению святынь, казалось бы, навечно стертых с лица земли.

К отцу Илии за духовным советом, утешением и наставлением приходят самые разные люди: простые сельские труженики и высокопоставленные чиновники, жители Рязанской области и других регионов нашей страны, но всегда и для всех батюшка находит необходимое пастырское слово. Так, стараниями батюшки, объединенные общими молитвами, совместными трудами и праздничными трапезами многочисленные прихожане стали единой общиной, единой духовной семьей.

В 2005 году постоянными прихожанами храма Воскресения Словущего стали мои родители Николай Владимирович и Наталия Степановна Кузнецовы. Будучи историками по образованию, они очень заинтересовались рассказом отца Илии о старце Никоне и о разорённом монастыре. Тогда и возникла идея начать поисковые, а по возможности и восстановительные работы на месте кельи старца. Задача оказалась не из легких. Местонахождение могилы старца Никона было хорошо известно местным жителям, отец Илия к тому времени уже предпринял все необходимое, чтобы привести ее в надлежащее состояние. Но никто из местных жителей не помнил точно, где находилась разрушенная келья. Немного информации удалось почерпнуть из дореволюционного издания книги протоиерея Симеона Соловьева «Жизнеописание старца-подвижника, пустынника Никона». Благодаря сведениям, полученным из этой книги, стало понятно, что келья находилась недалеко от могилки старца на берегу пруда, но точное место выяснить так и не удалось. Берег представлял собою непролазные заросли кустарника вперемешку с переплетенными стволами поваленных деревьев и кучами мусора. Однако, получив благословение отца Илии, мои родители решили все же начать поиски.

Очень хорошо помню первый день этих работ, поскольку принял в них непосредственное участие. На тот момент я, будучи студентом, достаточно прохладно, хотя и с уважением, относился к Православию. Я воспринимал христианство больше как часть русской культурной традиции. Время от времени ездил с родителями в Сушки. Мне нравился храм, красота церковного богослужения, участливость и доброта батюшки.

Идея посвятить очередной выходной поездке в храм, с последующими раскопками непонятно чего, особого энтузиазма не вызвала, но и отказывать в помощи родителям не хотелось, да и возможность поучаствовать в археологических раскопках также показалась заманчивой. Поэтому по окончании службы с лопатами наперевес мы влезли в дебри кустарника, пытаясь хоть немного расчистить намеченный участок. После нескольких часов непрерывного труда, порядочно устав от жары, однообразной и скучной работы, ковыряя лопатой землю уже более для вида, я постепенно начал утверждаться в мысли, что никакой кельи тут отродясь не было и что археология не такая интересная наука, как казалось с утра, и уж точно на нее не стоило тратить законный выходной. Через какое-то непродолжительное время эти мысли уже полностью завладели моим сознанием, и, в сердцах воскликнув: «Да нет тут ничего, только время зря тратим», – я с силой вогнал лопату в землю. Звон ударившейся о камень лопаты ознаменовал находку остатков внешней стены кельи старца Никона. Конечно, с этого момента работы пошли намного веселее.

К поисковым работам подключились многие прихожане храма. Обычно раскопки велись в выходные дни. Через какое-то время я начал брать с собою на раскопки друзей и знакомых. Так сформировалась молодежная часть общины храма села Сушки. Мы занимались раскопками, иногда выполняли какие-то работы в храме, участвовали в богослужениях, общались с отцом Илией и просто отдыхали от городских будней в сельской местности на берегу пруда. Думаю, это способствовало духовному возрастанию всех нас.

За прошедшие с начала работ годы удалось расчистить территорию, найти часть фундамента, несколько сохранившихся стен, осколки керамических изделий, крестики, фрагменты фресок. По завершении работ на этом месте планируется начать возведение часовни. С этого года в раскопках принимают участие представители рязанского казачества. Также в настоящее время собираются материалы к прославлению старца Никона в лике святых.

После перевода протоиерея Илии Коростелева на новое место служения – в Покровский храм села Тырново Пронского района – настоятелем сушкинского храма стал иерей Андрей Клоцбах. Отец Андрей родом из Кириц, пройдя непростым путем исканий, он встал на стезю священнического служения. Батюшка продолжил традицию проведения крестных ходов на святой колодец, организовал местное казачество, проводя вместе с ним работу с молодежью. Хочется верить, что все в этих местах будет хорошо.

Максим КУЗНЕЦОВ

Прочитано 721 раз
Другие материалы в этой категории: « Земля и небо рядом Удивительный Погост »