Пятница, 29 апреля 2016 07:24

Подвижники благочестия Дивеевская сестра – инокиня Анна

Оцените материал
(0 голосов)

В новое 21-е тысячелетие Серафимо-Диве-евский монастырь вошел, осеняемый благодатным покровом причисленных к лику святых священнослужителей и подвижниц благочестия – сестер этой обители. Наш рассказ – о сестре-иконописице инокине Анне (Закомолдиной), пришедшей в святую Дивеевскую обитель с древней Рязанщины.
Анна родилась в 1892 году в селе Чучково Сапожковского уезда Рязанской губернии в семье государственного служащего Павла Сергеевича Закомолдина и его супруги Марфы Ивановны (урожденной Крыкановой). Семья Закомолдиных быстро росла, почти ежегодно рождались дети, преимущественно девочки. Жили небогато. Павел Сергеевич Закомолдин был хорошим плотником, самоучкой научился ремонтировать сельхозтехнику. Его уважали в селе и выбрали старшиной.
Анна, старшая из детей, была главной помощницей матери. И на огороде она работала, и за скотиной ходила, и детей растить помогала.
Паломничество в Саров и Дивеево, к мощам батюшки Серафима, к его источникам и другим святыням, было среди ее земляков традиционным. Ходила и Анна, да и все дети семьи Закомолдиных. Здесь, среди дивеевских сестер, уже была ее землячка, инокиня Азария, родственница по линии матери, Марфы Ивановны. И Анна летом 1906 года в возрасте 14 лет поступила в Дивеевский монастырь.
В монастыре у нее открылся дар иконописания и шитья золотыми нитями. Жизнь в святой обители была ей по душе, но в 1914 году отец был призван в армию и попал в плен. Мать в 1917 году скончалась. Остались сиротами малолетние дети. Игумения Дивеевского монастыря Александра (Траковская) благословила инокиню Анну взять отпуск для решения семейных трудностей. Божией милостью все дети выжили и встали на ноги, а тут и отец пришел из плена. Инокиня Анна вернулась в монастырь и подвизалась в нем до его закрытия. В 1927 году по решению богоборческой власти Дивеевский монастырь закрыли.
Перед инокиней Анной и другими сестрами встал вопрос: куда идти, где примут? Поскорбев, поплакав, инокиня Анна со своими землячками инокиней Марфой (Гришунькиной) и инокиней Дарьей (Макаровой) решила ехать на свою родину в Чучково. На помощь пришла инокиня Пелагия из Мордовии, за которой приехали родные.
На дорогах днем стояли военные патрули из красногвардейцев. Видя монашествующих, они заставляли сгружать духовные книги, иконы, отбирали вещи, которые им понравились. Зная об этом, сестры двигались только ночью.
Инокиня Анна сначала поселилась в деревне Ольховке в семье сестры Александры. Но вскоре вскладчину чучковские сестры купили маленький домик, размером чуть больше деревенской бани, с печкой. В нем и зажили дивеевские сестрички по-монастырски.
А затем был донос, ложное обвинение в контрреволюции. Осудили мать Анну за антисоветскую деятельность и определили меру наказания – ссылку на несколько лет с правом отправления корреспонденции (писем, посылок). Сначала сослали в Астраханскую область, затем отправили в Казахстан и Томскую область. В Томске Анну определили на работу в инфекционное отделение больницы для заключенных. Больные ее любили, врачи, видя ее явные способности, усердие, доверяли ей.
В 1936 году инокиня Анна вернулась из ссылки в д. Ольховку. Александра и ее муж Степан к тому времени приняли к себе в дом еще одну сестру – Ольгу, у которой власти отобрали дом, хозяйство и выгнали ее вместе с детьми на мороз зимой, а мужа арестовали. Красноармеец колол его трехгранным штыком, но штык уткнулся в подаренный матерью Анной образ Божией Матери «Казанская».
Матушка любила дарить иконы и книги. «Вот и нам перешла икона Божией Матери “Феодоровская”, спасенная инокиней Анной от поругания и разорения из Дивеевской обители», – вспоминала племянница матери Анны, Мария Федоровна Алешина. Эта икона была подарена инокине Анне еще в Дивеевском женском монастыре и была в ее келье. Перед этой иконой женщины из рода матушки Анны молились о ниспослании детей и о помощи в родах, и рождались все дети, слава Богу, благополучно.
Из личных вещей у инокини Анны была лишь деревянная кровать ручной работы, привезенная из Дивеево, да маленькие киоты с красочными видами Дивеева, иконы «Всех святых» и преподобного Серафима Саровского. Живя в миру, матушка сохраняла дивеевские монастырские традиции, дух монашества. Из Дивеева мать Анна привезла маленький самовар и щедро угощала чаем с вареньем и задушевными беседами всех гостей, а их было немало. Приезжали к ней и дивеевские сестры. Смиренная, спокойная, уравновешенная, она всех встречала с любовью и теплом.
Свою иноческую жизнь она проявляла в соблюдении заповедей Божиих, в том числе и в милосердии, когда приходилось ухаживать за больными и немощными родственниками. Сохраняя обычаи и традиции Дивеевского монастыря, сестры, собравшись вместе, в деревенском доме читали акафисты преподобному Серафиму, служили и славили Господа нашего Иисуса Христа, Пресвятую Богородицу. Несмотря на ее монашеское сословие, инокиню Анну уважали местные светские власти, в народе ее почтительно называли Анной Павловной.
В деревне ее никогда не видели отдыхающей – всегда в каких-то делах: либо в огороде хлопочет, либо в лесу собирает лекарственные травы, грибы, ягоды, хворост. Ее наставлениями и племянники всему научились: косить, сушить сено, перевозить его на тележке, делать стог. Летом около дома, во дворе, она варила на печке еду и особенно памятное для детей вишневое варенье. Все родные ее так и называли – «маманя Анюша».
В голодные годы инокиня Анна вместе со сродниками зарабатывала на пропитание на отходнических работах: копала людям картошку, стегала на продажу одеяла, шила, вязала, особенно любила вязать большие шерстяные платки.
Иконописью она занималась в основном в зимнее время. Готовясь к работе, становилась на молитву, по окончании которой облачалась в иноческую одежду и покрывалась белым апостольником. На службу матушка Анна ездила в Сасово и село Боровое Шиловского района, где бесплатно писала иконы для местного храма Рождества Пресвятой Богородицы. Она была бессребреница: что имела – раздавала людям. Когда матушка ходила читать Псалтирь по усопшим, никогда не брала деньги. Довольно часто она бывала в Москве. Там на квартире, в иконописной мастерской, сестры писали и реставрировали иконы, а потом раздавали их по храмам. Бывая в Москве по своим «сестринским» делам, не забывала «маманя Анюша» и свою рязанскую родню: привозила обновы племянникам, помогала в устроении и ремонте домов, а главное, молилась за сродников, что все очень чувствовали. Добрая и заботливая, она любила всех, кто был с ней рядом, и ее любили тоже.
Отошла ко Господу инокиня Анна во время вечерней службы 29 сентября 1968 года, накануне дня памяти мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, на паперти московского храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» у Рижского вокзала. Она умерла в молитве, по примеру преподобного Серафима Саровского.
Похоронили инокиню Анну рядом с ее матерью Марфой Ивановной на кладбище в поселке Чучково, по дивеевской традиции в некрашеном гробу из простых досок.
Протоиерей Георгий МАРКОВ, Николай ШИРОКОВ
P.S. Дорогие братья и сестры, мы собираем материал о других дивеевских сестрах: об инокине Матроне (Лисаковой) и инокине Анне (Лисаковой) родом из с.Ижевское Спасского района. Если вам известно и о других дивеевских сестрах родом с Рязанской земли, которые поступили в Дивеевский монастырь до 1917 года, просим позвонить по тел. 89209791909 или сообщить по электронной почте Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Будем рады любым сведениям о них.

Прочитано 865 раз
Другие материалы в этой категории: « Служу России Священник… на приеме »