Среда, 12 сентября 2018 14:23

Когда утрачивается сакральность

Оцените материал
(0 голосов)

Начинается новый учебный год. Но прежде мне хотелось бы поговорить на примере предмета «Основы православной культуры» об итогах прошлого года, чтобы избежать ошибок в будущем.
С одной стороны, например, у нас в Рязанской области достаточно благополучная ситуация с выбором школьниками этого предмета. Это наша работа, и она отражена в цифрах – около 90% учеников выбирают его.

С другой стороны, мы видим, что этого совершенно недостаточно для воспитательного эффекта, потому что Основы православной культуры преподаются только в четвертых классах, когда дети еще более-менее послушные. А ведь достаточно выйти на улицу или зайти в интернет, и сразу бросается в глаза крайне низкий, примитивный уровень интересов детей и подростков, употребление ими нецензурной лексики... Причем повсеместно: в городе и селе. И независимо от географического положения. Следовательно, можно однозначно фиксировать некую катастрофу в нашем образовании.
Думаю, что именно понимание этого побудило власти разделить министерство образования и науки на два министерства. Школами и детскими садами будет заниматься министерство просвещения. Как видим, возвращается прежнее название – советское и дореволюционное. Это очень характерный момент.
сожалению, слово «образование» из-за реформ во многом утратило истинный смысл, потому что не предъявлено образа, к которому должен стремиться ребенок, молодой человек. Этот образ не формируется, не достигается. В целом то министерство образования, которое у нас было, не выполняло своих функций – определения идеального образа и воспитания в соответствии с ним.
Выделение школьного возраста в отдельную категорию – это уже само по себе положительный момент. Когда министр образования Васильева говорит о том, что необходимо отказаться от термина «образовательные услуги», это автоматически приводит к выводу, что образование – это есть система фундаментальной подготовки человека к будущей жизни. Поэтому сейчас, мне кажется, есть повод для оптимизма в том плане, что будет восстанавливаться традиционная для нашего народа система обучения и воспитания. Если развитие пойдет по такому пути, мы сможем избежать грядущей катастрофы.
Ведь именно через систему образования новое поколение подготавливается либо к защите государства, либо к его развалу и сдаче. В одном документе, в разработке которого мне довелось принимать участие, было совершенно четко написано, что украинский майдан подготовил украинский учитель, и что наша система образования масштабно готовит майдан в России. Когда в прошлом году на улицы российских городов в поддержку Навального вышли школьники, это был очень серьезный сигнал. Стало ясно, что у нас нет механизмов, чтобы этому противостоять, кроме силовых. Что характерно, некоторые чиновники от образования заявляли о том, что это не их функция – делать что-либо, чтобы это не повторилось. Пусть, мол, об этом заботится министерство внутренних дел, полиция. В конце концов такая позиция может довести до того, что потребуется армия. Но, как известно, на штыках можно взять власть, но нельзя ее удерживать.
Противоречие в том, что в нашей системе образования не поставлены конкретные задачи. Соответственно, чиновники не отчитываются за то, что им следует делать. Хотя так называемых мероприятий – конкурсов, фестивалей, ставших сейчас модными квестов, «дней птиц» и так далее – проходит очень много. Но как они обычно проходят? Есть те, кто их организует, те, кто в них участвует, и огромная часть пассивных наблюдателей. При этом большинство этих мероприятий – развлекательные. Их эффективность обычно оценивается количеством затраченных средств, что не имеет никакого отношения к тому, что происходит в сознании детей. Поэтому нужно четко сформулировать задачи, чтобы отчитывались не количеством мероприятий, тем более не затраченными на них средствами, а по результатам воспитательной и образовательной деятельности.
Когда будет поставлена такая задача, когда за каждого ребенка, окончившего жизнь самоубийством, или попавшего в лапы «Синего кита», или поучаствовавшего в каких-нибудь майданных делах, будет отвечать министерство просвещения, тогда сразу же начнется процесс формирования задач для нижестоящих организаций и будет оценена их результативность.
Не призываю сразу изгонять из школ учителей, у которых в классе произошел какой-то трагический случай. Понятно, что отвечает не только школа, но и семья, и окружающая обстановка. Но надо делать выводы и разрабатывать механизмы противодействия этому. Пока этих механизмов, если они и есть, явно недостаточно, и они, на мой взгляд, совершенно не отработаны. В школах много планов и отчетов с преамбулой «духовно-нравственное воспитание». Но где их результативность? И что под этим понимается: походы в театр и кино, военно-патриотические мероприятия? Это всё хорошо, но почему тогда развалился Советский Союз, в котором эти мероприятия проводились, с детьми занимались еще в большем объеме, чем сейчас? Очень просто: была утрачена истинная духовность, сакральность всех этих мероприятий.
У нас все-таки православный народ, и если он не посвящает свои дела Богу, то он остается у разбитого корыта. Если воспитательные процессы не одухотворены, не приводят к росту православной духовности нашего народа, они пусты. Это очень точно выразил К.Д. Ушинский: «Неправославная педагогика есть безголовый урод и деятельность без цели». К сожалению, за последнее время мы можем только продолжать в этом убеждаться. Но всё же надеемся на лучшее.
Протоиерей Сергий РЫБАКОВ,
председатель Отдела религиозного образования и катехизации Рязанской епархии

Прочитано 1742 раз