Четверг, 06 августа 2020 10:36

Неоязыческие камлания Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

«ЛАБАРУМ» – проект под таким названием стал победителем конкурса «Православная инициатива 2019-2020»
Лабарум – это знамя, которое использовали римские легионеры. Но в христианскую традицию оно пришло как знамя царя Константина Великого. Как известно, царю Константину было видение: он увидел на небе крест с надписью «Сим победиши». Он изобразил такой крест на римском знамени и одержал победу. Наименование «лабарум» для проекта было взято как символ победы над язычниками. Название раскрывает и содержание.

Два года назад рабочая группа, которую окормлял руководитель миссионерского отдела Рязанской епархии протоиерей Арсений Вилков, на средства гранта этого же конкурса выпустила книгу «Российское неоязычество: история, идеи, мифы». Книга оказалась очень востребованной.
За это время появились новые факты и материалы.
Неоязыческая идеология, к сожалению, продолжает распространяться, и довольно широко, особенно в интернете. Данный проект – продолжение предыдущего, но уже в формате приложения для смартфона. Приложение будет доступно для бесплатного скачивания в официальных магазинах Android и iOS, любой желающий сможет его установить на свой смартфон.

О воинском служении в учении Православной Церкви в свете неоязыческого вызова

Не по чину

К 24 годам лишения свободы за участие в серии убийств был приговорен лейтенант ФСБ Алексей Коротков. Вместе с соучастниками, среди которых были представители спецслужб, полицейские и спортсмены, он убивал и грабил предпринимателей города Тюмени. Что же послужило мотивом столь аморальных преступлений для людей, которые, казалось бы, по долгу службы должны даже в мыслях не допускать подобного? Следствие установило, что данная банда представляла собою закрытый орден, члены которого придерживались неоязыческих верований.
К сожалению, сегодня уже можно констатировать, что данный случай далеко не единичный. Среди разделяющих неоязыческие взгляды есть немало тех, кто встал на путь презрения закона. Уже не первый год средства массовой инф ормации сообщают о случаях вандализма, поджогов и взрывов церквей, в которых замешаны приверженцы неоязычества. Теперь уже не редкостью стали сообщения и об убийствах, совершаемых неоязычниками. Кроме упомянутой выше тюменской банды, многие вспомнят циничный расстрел прихожан в храме Южно-Сахалинска, который учинил неоязычник Степан Комаров. Очевидно, что главным своим врагом неоязычники считают Православную Церковь.
В последнее время неоязычники активно сотрудничают с оппозиционными деятелями, участвуют в совместных акциях протеста. Нередкими стали выступления против строительства новых церквей, организованные либеральной и атеистической общественностью. При этом неоязычники, как правило, с энтузиазмом поддерживают такого рода движения, участвуя в них активно и бескомпромиссно.
Неоязычники принимают участие в вооруженном конфликте на юго-востоке Украины. Причем носители неоязыческих идей есть как среди сторонников независимости Донбасса, так и среди солдат вооруженных сил Украины. Неоязычники из России принимали активное участие в событиях украинского Майдана на стороне оппозиционных сил.
По словам Патриарха Кирилла: «...языческие идеи становятся популярными среди спортсменов и бойцов спецназа – это результат бездействия со стороны Русской Православной Церкви. На это нельзя смотреть безразлично. Потому что спортсмены и участвующие в опасных для жизни военных операциях защитники Отечества нуждаются в духовной поддержке. ...если они будут мотивировать себя языческим мировоззрением, языческими культами, то ничего хорошего из этого не выйдет».
К тем же выводам пришел и известный российский религиовед Роман Силантьев. По его данным, «неоязычество пустило корни во многие сферы общественной жизни, включая спорт, фанатскую среду, армию, правоохранительные органы, подразделения спецназа ФСБ и даже Государственную Думу».
Как мы могли убедиться, неоязычество – это далеко не безобидное движение увлеченных стариной романтиков, какими их часто хотят изобразить современные светские СМИ.
Из-за враждебного отношения к Православию неоязычники всячески отрицают или нивелируют все успехи, достижения и победы нашего государства, произошедшие со времен Крещения Руси. По сути, они формируют антисистемную и антинациональную субкультуру, чуждую нашему обществу, которая может быть использована заинтересованными лицами в случае внутреннего или внешнего государственного конфликта.
Французский политик начала ХХ века Морис Палеолог сказал следующие слова: «Я не знаю в мире другого народа, столь внушаемого и доверчивого, как народ русский». К сожалению, это печальная действительность. Наш народ не раз в своей истории шел за обольстительной идеей, которая оборачивалась для него трагедией. И очень хотелось бы, чтобы данная тенденция наконец начала сходить на нет и представители нашего народа стали бы отдавать предпочтение Истине, а не приятным и обольстительным, но лживым и вредоносным по своей сути сказкам.
Мужество, сила и воля, отвага и доблесть в бою, умение побеждать, следование заветам предков... – рассмотрим то, на чем обычно делает акцент неоязыческая пропаганда, сравнивая «сильное» язычество и «слабое» христианство.

Древние традиции или авторский новодел?
Неоязычники бравируют своей приверженностью памяти предков, почитанию родных традиций и исконной славянской вере. Они всеми силами пытаются доказать, что являются продолжателями традиций ушедших языческих культов. Давайте посмотрим, насколько обоснованны и соответствуют реальности подобные смелые заявления.
На Руси переход от язычества к христианству не был одномоментным явлением. Этот процесс шел достаточно постепенно, затрагивая изначально лишь крупные городские образования. Исконно славянское население крестилось охотно и добровольно, в смешанных славяно-финно-угорских поселениях язычество сдавало позиции дольше. Однако показательным для определения ухода язычества из народного мировоззрения является погребальный обряд, который почти повсеместно меняется с языческого на христианский уже в XI-XII веках. Конечно, рудименты язычества в народной среде еще какое-то время оставались, но серьезного влияния на мировоззрение русского народа язычество уже не оказывало.
Например, в фольклоре появляются персонажи по имени Мокошка и Волосатик, делающие людям небольшие бытовые пакости. В народном сознании они воспринимаются мелкими бесами, хотя понятно, что на самом деле это трансформация некогда значимых богов славянского пантеона Мокоши и Велеса.
Судя по всему, какие-то элементы протописьма славяне использовали в обрядовых целях, но единой устоявшейся письменной системы не существовало. Поэтому говорить о каких-либо дохристианских славянских текстах просто не приходится.
Сведения о религиозной традиции распространялись устным способом. Поэтому информацию о языческой славянской религии мы можем почерпнуть только из русских летописей, написанных христианскими монахами, христианских поучений против язычников, немногочисленных письменных свидетельств, оставленных иностранными историками, путешественниками и миссионерами.
Немного сведений о язычестве может открыть археология, однако в этом случае уже имеет место проблема интерпретации. Какие-то отголоски язычества содержатся в народном фольклоре, но здесь стоит учитывать следующий факт: фольклор стал целенаправленно собираться лишь в XIX веке, причем на первых этапах в собранный материал еще и вносили правки сами фольклористы-любители, исходя из собственных соображений и концепций. По большому счету, это исчерпывающий список аутентичных источников по славянскому язычеству. Таким образом, можно констатировать, что спустя два-три века после Крещения Руси князем Владимиром наступил полный и окончательный закат славянской языческой веры как религиозной системы.
Первые призывы вернуться к язычеству появляются спустя столетия после того, как язычество уходит из религиозной практики принявших христианство народов. В этом случае можно говорить не о возврате к язычеству, а лишь о реконструкции прерванной языческой традиции, т.е. о неоязычестве. Неоязычество — это новое религиозное движение, которое не имеет настоящей преемственности с той традицией, на родство с которой оно претендует. Адепты неоязычества часто используют для самоназвания термины «родноверие», «нативизм», «ведизм», «родянство» и т.п., вместо не совсем благозвучного «неоязычества». Однако, на наш взгляд, использование данного термина полностью оправданно, так как основы неоязыческих учений являются современной интерпретацией, а не аутентичной традицией, и все попытки заявлять о неоязычестве как о «родной вере» – не более чем пиар, не имеющий под собой никаких оснований.
Строго говоря, все эти новоявленные волхвы – обычные лжецы, которые свои собственные фантазии выдают за древние славянские традиции. Для подавляющего большинства русских и представителей других коренных национальностей России родная вера предков – это православное христианство. А предательство заветов предков – это уход в новодельные культы. Что там говорить, многие неоязычники отвергают данные им родителями при рождении традиционные русские имена, изменяя их на «славянские». Такое вот почитание родовых традиций предков через презрение к своим собственным родителям.

Непобедимых нет
Как мы могли убедиться выше, неоязычество – авторский новодел, основанный лишь на авторских фантазиях. Основой неоязыческой пропаганды являются устойчивые тиражируемые мифы, которые служат для создания идеального образа дохристианской Руси.
Так, например, существует неоязыческий миф о том, что славяне были столь великими воинами, что их никогда и никто не побеждал. На самом деле есть письменные свидетельства соседних со славянами народов, которые действительно с большим уважением отзываются о воинском искусстве славян. Однако летописи содержат сведения о том, что некоторые славянские племена находились в зависимости от хазар и платили им дань. Так, вятичей освободил от дани хазарам только Святослав Игоревич, не забыв, правда, при этом потребовать платить дань себе. Кроме того, наши летописи содержат сведения о порабощении славян аварским каганатом. О похожих притеснениях славян пишет «Хроника Фредегара».

Воинство без страха и упрека
Теперь рассмотрим, что христианство говорит о страхе и мужестве. Такое понятие, как «страх Господень», также, как правило, вызывает недоумения. Преподобный Ефрем Сирин писал: «Кто боится Господа, тот выше всякого страха, тот устранил и оставил далеко за собой все страхи века сего. Далек он от всякой боязни, и никакой трепет не приблизится к нему». Верующий человек, любящий Бога, не боится Его Самого, но не хочет отдалиться от него, потерять богообщение. Священное Писание говорит следующее: «Боящийся несовершен в любви» (1 Ин. 4, 18).
А вот по поводу трусости и боязливости святые отцы высказывались весьма нелицеприятно: «Боязливость есть младенчественный нрав в старой тщеславной душе. Боязливость есть уклонение от веры в ожидании нечаянных бед... В ком нет страха Господня, тот часто и тени своей боится», – писал святой Иоанн Лествичник. Блаженный Диадох Фотикийский говорил: «Нам, любящим Господа, надлежит желать и молиться, чтобы... оказаться непричастными никакому страху... потому что... боязливость души бесы считают за признак соучастия ее в их зле».
Святитель Феофан Затворник предостерегает: «Страхи ваши – вражия уловка. Плюйте на них. И мужественно стойте».
Старец схиигумен Савва (Остапенко) на вопрос «Какие страсти являются самыми губительными для современного человека?» ответил: «Трусость и боязливость. Такой человек живет всегда двойственной, ложной жизнью. Он не может довести доброго дела до конца, всегда как бы лавирует между людьми. У боязливого кривая душа; если он не поборет в себе эту страсть, то неожиданно под действием страха может стать отступником и предателем».


Максим Кузнецов


(Окончание в следующем номере)

Прочитано 862 раз
Другие материалы в этой категории: « Как не запутаться в сетях Неоязыческие камлания »