Среда, 27 февраля 2019 15:30

Юродивый священник Феофилакт

Оцените материал
(0 голосов)

В этом году исполняется 240 лет со дня рождения Феофилакта Авдиевича Никитина. Он родился 8 марта 1779 года в селе Хитрованщина Епифанского уезда Тульской губернии, в семье диакона Богоявленской церкви Авдия. Окончил Духовную семинарию. Женился, имел двоих детей. С 1806 года служил священником в родном селе. В 1808-м был почислен за штат. Принял на себя подвиг юродства. Странничал. Часто проживал в Михайловском Покровском женском монастыре Рязанской епархии. По его молитвам свершались чудеса. Он обладал дарами прозорливости, рассуждения, утешения. Отошел ко Господу 30 августа (ст. ст.) 1841 года. Погребен в селе Зимино Михайловского уезда Рязанской губернии.

 

...Тихо, упокоенно стоит на горе около древнего града Михайлова Покровская женская обитель. Пасха. Весна, как добрая хозяйка, шьет-прошивает землицу тоненькой зеленой травкой, вышивает леса белыми ландышами, а поля желтым первоцветом.
В монастыре сладко пахнут можжевеловые кусты. Собор в честь Архистратига Михаила плывет своим высоким-превысоким куполом с золоченым крестом прямо к облакам. А в соборе идет причащение. И вдруг во время этого Святого Таинства насельницы переполошились, как куры, почуявшие лисицу, а игуменья растерялась до того, что даже прикрикнуть на них забыла. А все из-за того, что одна женщина, Марфа, подойдя к Чаше, закричала грубым мужицким голосом:
– Не надо меня жечь, не надо, я и так словно головешка!
И вдруг ее лицо на глазах у всех почернело, а потом словно пеплом покрылось. Двое крепких мужиков взяли Марфу под руки, попытались силой подвести к причастию, но не смогли...
Когда они отцепились от Марфы, она обмякла и, присев на лавочку у выхода, заплакала.
Подошел к ней юродивый отец Феофилакт и, подбоченясь, прокукарекал:
– Ку-ка-ре-ку, не царствуй, лежа на боку! Причастие – это счастие!
– Да я-то об этом знаю. Бес не знает! А ты что, решил беса вразумить?! Так он тебя в бараний рог скрутит! Тебя – праведника. А уж я-то что могу с ним поделать? Как мне освободиться от него?
Женщина судорожно задергала маленькими, слабыми плечами и по-детски разрыдалась. Горючие слезки царапнули ее щеки.
Обнял Марфу отец Феофилакт.
– Не печалься, дочка, так шибко. Пойдем-ка, родная, сходим с тобой на могилку блаженного Прокопия. Уж он-то не оставит тебя в беде.
Бесноватая безропотно покорилась.
Отец Феофилакт привел Марфу на могилку Прокопия. На кладбище то ли липы пошумливали пасхальной воскресшей листвой, то ли, пролетая над вечным покоем, тихохонько шелестели крыльями невидимые ангелы. Отец Феофилакт блаженно улыбнулся и сказал:
– Хорошо-то как, Марфута... Пасха, Воскресение Христово. «Небеса убо достойно да веселятся, земля же да радуется, да празднует же мир, видимый же весь и невидимый: Христос бо воста, веселие вечное...»
Потом юродивый иерей встал вместе с Марфой у креста блаженного Прокопия и стал читать молитвы. Что тут сделалось с несчастной женщиной! Она упала на могилу, стала биться о нее головой, царапать землю, брать в горсть, жевать и выплевывать. При этом истошно кричала:
– Не хочу, не хочу, не хочу!
А по окончании молитв отца Феофилакта женщина упала на спину и умерла... Недожеванная могильная земля со слюной вытекла из ее рта и застыла, словно малюсенькая черная ящерица.
Юродивый подошел к омертвевшей Марфе и воскрикнул:
– Ку-ка-ре-ку! Не царствуй, лежа не боку!
И женщина стала подниматься, стала восставать из мертвых. Пасха! Ее лицо из пепельного сделалось розоватым, даже детским каким-то. Так воскресла Марфа.
– Слава тебе, угодник Божий Прокопий, – прошептала она с умилением и запела «Воскресение Христово видевше...».
С тех пор беснование оставило ее.
Этот случай дошел до слуха архимандрита Илария, наместника Покровского монастыря в Солотче, тогда еще затерянной в глухой лесной Мещере.
Отец архимандрит пожелал встретиться с юродивым иереем. И как-то, будучи в Михайловской Покровской обители, пригласил его в свою келью для разговора. Поговорили. А в конце беседы отец Иларий заметил:
– Ты вот всего-навсего заштатный, негодящий священник, а почитаешься повыше, чем я, архимандрит знаменитого, основанного самим князем Олегом Рязанским монастыря.
– Эка невидаль, – ответил иерей Феофилакт, – и разбойник может быть повыше архиерея. Вспомни-ка, кто первым в рай попал!
– Ну ты молодец! – рассмеялся отец Иларий. – Только, говорят, не причащаешься?
Иерей Феофилакт, до этого корчивший дурковатую гримасу, посерьезнел и тихо вымолвил:
– Я всем говорю – без причастия нет счастия. А я счастлив. Значит – причащаюсь. И духовник у меня есть. У него исповедуюсь и в грехах каюсь.
– Грешен, значит... А почитаешься праведником? Как так? Может, ты и мне, грешному, посоветуешь, как праведность стяжать? – спросил архимандрит Иларий.
– Не царствуй, лежа не боку...
Игорь Евсин

Прочитано 262 раз
Другие материалы в этой категории: « Искорки неугасимой лампады Духовник Рязанцев »