Воскресенье, 28 апреля 2019 17:14

Редкий дар

Оцените материал
(0 голосов)

Возрождение монашеской жизни на Рязанской земле началось с восстановления Иоанно-Богословского монастыря. Настоятелем этой древней обители был тогда назначен приснопамятный архимандрит Авель (Македонов) – рязанец, который три года был игуменом русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. Последние шесть лет настоятель Иоанно-Богословского монастыря – игумен Исаакий (Иванов). С ним встретилась Ирина Евсина.

– Когда в 1989 году то, что осталось от Иоанно-Богословского монастыря, передали Русской Православной Церкви, здесь, по воспоминаниям первых насельников, царила мерзость запустения. Да и на фотографиях зафиксированы первые годы возрождения обители – на ее территории видны полуразрушенные храмы, какие-то обломки сельхозтехники, ведь здесь в годы безбожия была машиностроительная мастерская. А на стенах храмов обители виднелись следы от патронов и непотребные надписи.
Трудами и по молитвам монахов Иоан-но-Богословская обитель сейчас одна из духовных жемчужин не только Рязанской митрополии, но и всей Русской Православной Церкви. Что за последние годы было сделано в монастыре? Что еще предстоит сделать, чтобы мы могли увидеть его еще краше?
– Главная цель существования монастыря – это приведение его насельников в Царство Небесное и совершенствование их в христианских добродетелях. Все остальное – это вспомогательное и второстепенное. Без чего, конечно же, к сожалению, не может существовать нормальная монашеская жизнь. Всеми силами приходится заботиться о регулярном уставном бого-служении, о том, чтобы монахи полюбили богослужение, молитву, чтение святых отцов, чтобы они стремились к духовному совершенствованию, чтобы в монастыре было мирно. Но, как и любой христианин, монахи не могут постоянно, непрерывно пребывать только в одной молитве. Поэтому они чередуют свою молитвенную, богослужебную деятельность с чтением, с послушаниями, с физическим трудом, благо у нас в монастыре предостаточно объектов, где можно приложить физический труд. Здесь главное – найти золотую середину. Тем, кто полюбил молитву и приучил себя к ней, требуется физического труда меньше. А вновь пришедшей братии, тем, кому молитва пока дается малыми порциями, больше нужно трудиться, чем молиться.
Но постепенно эта пропорция должна меняться. И здесь, если думать только о физическом возрождении обители, то можно потерять самое главное – зачем человек приходит в монастырь. Это искушение постоянно сопровождает многих настоятелей. В том числе и я задумывался над этой проблемой: «Что главнее?» Конечно, для братии главнее, важнее духовное преуспеяние, поэтому иногда с какими-то вещами по хозяйству, с форсированием строек и другими хозяйственными процессами, требующими привлечения братии, готов повременить, чтобы это не повредило духовному состоянию наших насельников.
В наших планах, вернее, в постоянной зоне нашего внимания – поддержание в достойном виде храмов-памятников архитектуры, находящихся на территории обители. Причем для нас храм – в первую очередь, не памятник архитектуры, а дома Божии, в которых надо поддерживать нормальное состояние, чтобы и внутри в них все было приспособлено для молитвы, и снаружи они выглядели достойно.
– На территории монастыря находятся семь храмов. И все они восстановленные, действующие?
– Да, во всех наших храмах идет богослужение, часть из них восстановлены, часть – вновь созданы. Но, как и в любом доме, постоянно нужно что-то обновлять, совершенствовать. В прошлом году перекрыли крышу на братском корпусе, остаются проблемы с коммуникациями...
Часовня на источнике еще требует некоторых усилий, чтобы она выглядела достойно. Но все это текущие проблемы, которые мы планово решаем.
– В Рязани большой популярностью пользуются монастырские молочные продукты, хлеб, булочки, мед, квас. У вас большое стадо коров, поля, которые нужно засевать, обрабатывать. Всем этим тоже занимаются монахи?
– Да, монахи также участвуют в ведении подсобного хозяйства, но опять же посильно. Мы стараемся задействовать их настолько, чтобы это не отвлекало их от молитвы. В монастыре много послушаний. Прежде всего, участие в самом богослужении, клиросное послушание, дежурство в храме, за свечным ящиком, в иконной лавке. Кроме того, есть послушания в канцелярии, в библиотеке, проведение экскурсий для паломников и подобные – именно братские внутримонастырские послушания.
Но есть и хозяйственные – это коровник, пасека, пекарня, молочная, квасной цех. На хозяйственных послушаниях, конечно, преобладают наемные работники и трудники – те, кто пришел безвозмездно потрудиться в качестве добровольцев на благо обители, среди которых есть благонадежные, есть и пришедшие со своими внутренними проблемами, для того чтобы избавиться от недугов наркомании и винопития. Мы принимаем и таких, даем им возможность исправиться. Если у них есть твердое намерение, то с помощью Божией, с помощью доброго примера, выполнения дисциплины монастыря многим из них удается справиться со своими проблемами. Некоторые из них остаются в монастыре навсегда, некоторые возвращаются в мир и уже в качестве паломников ежегодно приезжают в нашу обитель.
– Бывает, что в нашу редакцию приходят письма из-за решетки с теми или иными просьбами. Когда мы спрашиваем, откуда они узнали про «Благовест», отвечают, что газеты им передавали или пересылали из вашего монастыря. Получается, что монахи не только принимают у себя в обители страждущих, но и сами идут к ним.
– Да, уже много лет наш монастырь окормляет заключенных исправительной колонии ИК-6 в Стенькине. Мы регулярно совершаем богослужение в храме на территории колонии, исповедуем, приглашаем желающих. Кроме колонии монашествующие нашей обители постоянно встречаются, поздравляют с праздниками ребят из школ-интернатов в г. Рыбное, в с. Костино, из филиала железнодорожного колледжа в Пощупове.
Рядом с монастырем расположен единственный в области хоспис, он тоже находится под нашим духовным руководством.
– Батюшка, что лично для вас значит Иоанно-Богословский монастырь? Когда вы здесь побывали первый раз?
– Для меня монастырь не просто один из многих. Для меня Иоанно-Богословский монастырь – это первый монастырь в моей жизни. Будучи еще рязанским школьником, я вместе с другими своими одноклассниками приезжал в эту обитель, тогда восстанавливающуюся. И это было для меня как глоток воздуха. Потом, взрослея, приезжая сюда самостоятельно, я уже более осознанно знакомился с обителью. Иоанно-Богословский монастырь – монашеская обитель, через которую я узнал о монашестве, и через которую во мне зародилось стремление стать монахом. Потом оно долгие годы зрело.
В том, что я здесь, вижу только Промысел Божий и радуюсь, что Господь привел меня в то место, которое изначально мне полюбилось. Конечно же, было и остается много всяких трудностей. Но если видеть в этом Промысел Божий, волю Его, то для меня монастырь – это, как и для многих, место спасения.
– В 90-е годы прошлого века, когда стали открываться монастыри, в России резко увеличилось количество монашествующих. В последние годы желающих идти по этому спасительному пути стало меньше. Приходят ли к вам в монастырь новые люди?
– Желающие поступать в нашу обитель, слава Богу, есть. Но так сложилось еще со времен настоятельства архимандрита Авеля, что у нас очень длительный испытательный срок. Пришедший в наш монастырь человек, прежде чем стать монахом, должен два-три года прожить в монастыре трудником. За это время человек имеет возможность много раз спросить себя, действительно ли он готов пойти по монашескому пути и точно ли в этом монастыре. Все ли его здесь устраивает для его личного спасения? Если он тверд в своем намерении, то дальше уже принимаем его в послушники. Другие поживут годик и уезжают. А те люди, которые ощутили в себе призвание Божие подвизаться именно здесь, они остаются. Среди них, слава Богу, есть молодежь.
Когда приходят в монастырь люди, все перепробовавшие, насыщенные грехом, это не всегда здорово, это редко приносит в монастырь какую-то здоровую жизнь. А когда приходит молодежь, иногда и после семинарии, уже получившие духовное образование, – это радостно.
Монашество – это редкий дар, который нужно выносить в себе, поэтому мы никогда не гонимся за количеством монахов в нашем монастыре.
– Батюшка, спасибо за интервью. Многая лета и процветания вашей славной обители!

Прочитано 77 раз
Другие материалы в этой категории: « Мать Марфа, она же – Мария