Четверг, 30 апреля 2020 21:39

Церковь и Великая Победа Избранное

Оцените материал
(0 голосов)

В истории Великой войны очень много не только трагического, страшного, но и невероятного, необъяснимого никакими силами человеческого разума, просто чудесного.

Сегодня очень важно поднимать тему Великой Отечественной войны, ее итогов и духовных уроков для судеб нашей страны и мира, потому что мы наблюдаем, как в последние десятилетия происходит целенаправленный, подчас наглый, идеологический пересмотр итогов этого кровопролитнейшего конфликта между народами земли.

Печальная закономерность
Эта война была промыслительно послана нашей стране и промыслительно выиграна...
«Когда ты видишь смуты и войны, или иные бедствия, не думай, чтобы все сие было простым, обычным явлением сего временного мира, или произошло из-за какого-либо случая, но знай, что бедствия попускаются волею Всемогущего Бога за наши грехи, дабы согрешающие приходили в чувства и исправлялись. Вначале Господь вразумляет нас малыми наказаниями..., если же мы не ис¬правляемся, посылает тяжкое нашествие иноплеменников, чтобы хоть в сем великом бедствии люди могли прийти в чувство и обра¬титься от путей своих лукавых», – пишет святитель Димитрий Ростовский в житии святого князя Михаила Черниговско¬го. И не малым ли наказанием является сегодня мировое поветрие, очередной раз предупреждающее нас: «Опомнитесь, не ждите «великого бедствия»... А состояние советского общества накануне Великой Отечественной войны было таково, что только через глобальные потрясения можно было добиться, чтобы хотя бы некоторые из крещеных людей вспомнили о Боге, чтобы власть изменила свою политику в отношении Церк¬ви. Ведь накануне 1941 года церковная организация стояла на грани унич¬тожения. В РСФСР продолжали действовать не более 100 храмов, репрессиям подверглись полмиллиона священнослужителей, на свободе оставалось только четыре митрополита, сотни тысяч верующих томились в лагерях и преследовались за веру.
Так, к 1941 г. в Рязанской епархии осталось 14–18 официально незакрытых храмов. Закрытие церквей шло, главным образом, по причине арестов священников, а также вследствие неуплаты налогов. В 1940 г. в Рязани закрывается последний храм Троицкого монастыря, и единственным прибежищем православных верующих осталась Скорбященская церковь. К началу Великой Отечественной войны Рязанская епархия как церковно-административное объединение практически прекратила свое существование. Так же обстояло дело и в других епархиях. И, видимо, неслучайно страшный враг напал на нашу землю 22 июня – в День всех святых, в Земле Российской просиявших, по молитвам которых забывшим о Боге людям был дан шанс изменить свою жизнь. И Церковь достойно проявила себя в годы войны, став духовной опорой для всех нуждающихся в ней.

«Господь нам дарует Победу!»
В первые же часы (не дни!) нападения «фашистской силы темной, проклятой орды» на наше Отечество Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Сергий (Страгородский) обратился с воззванием к народу, в котором призвал русский народ на защиту Отечества: «Фашиствующие разбойники напали на нашу Родину... Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла Шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени перед неправдой. Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу». Послание заканчивалось молитвой уверенности: «Господь нам дарует победу».
В период войны Русская Православная Церковь оказывала посильную помощь фронту не только молитвенной поддержкой. В июле 1941 г. по всей стране по инициативе духовенства, приходских советов и прихожан начался сбор теплых вещей и подарков для бойцов и командиров Красной Армии. В Фонд обороны вносились денежные суммы, облигации государственных займов, жертвовались драгоценности. Во всех храмах и Рязанской епархии за всеми службами был введен тарелочный сбор «в Фонд обороны». На пожертвования верующих были созданы танковая колонна имени Дмитрия Донского и эскадрилья имени Александра Невского.
С самого начала войны верующие отдельных приходов и епархий Русской Православной Церкви взяли шефство над госпиталями, организовывая дополнительное питание, концерты, помогая в уходе за ранеными и в устройстве их быта. Предстоятель Русской Православной Церкви обратился к верующим с призывом жертвовать средства на строительство лечебных учреждений.
В посланиях иерархов и проповедях священников Церковь не только утешала верующих в скорби, но и поощряла их к самоотверженному труду в тылу, мужественному участию в боевых операциях, поддерживала веру в победу над врагом, способствуя тем самым формированию высоких патриотических чувств и убеждений среди тысяч соотечественников. Кроме того, от имени Церкви подвергались осуждению дезертирство, сдача в плен, сотрудничество с оккупантами. Все это способствовало изживанию пораженческих настроений, получивших определенное распространение в первый период войны, и, в конечном итоге, создавало нравственные условия победы, которые в значительной мере изменили ход боевых действий.
Власть, в свою очередь, понимая практически невозможность только человеческими усилиями одолеть сильнейшего врага, тоже повернулась в сторону Церкви. Начали понемногу открывать храмы, возвращать священников из ссылок и лагерей. В сентябре 1943 года власти разрешили избрание Патриарха. Обратились к истории и традициям дореволюционной России, что в довоенный период могло и на статью потянуть: вернули погоны и офицерские звания, ввели ордена в честь выдающихся русских полководцев и флотоводцев, включая и орден в честь святого (!) князя Александра Невского, что особенно удивительно для атеистической власти. Одним из многочисленных «необъяснимых» совпадений той войны стала дата начала контрнаступления Красной Армии под Москвой – 5–6 декабря 1941 г.: первое в истории Второй мировой отступление «непобедимой» фашистской армады пришлось на день памяти выдающегося русского полководца, успешнее всех в истории бившего немцев, – св. блгв. кн. Александра Невского...
Кстати, в том числе и с оккупированных районов Рязанской области началось то знаменитое контрнаступление (6 декабря 1941 года – город Михайлов).

Рязань – подпольный город
Рязань в начальный период войны стала прифронтовым городом. Во второй половине ноября 1941 года фашистские войска вступили на территорию Рязанской области, заняли Скопин, Михайлов, Милославское, много других сел и поселков. С 8 ноября 1941 г. по 2 января 1942 г. Рязань находилась на военном положении, поскольку передовые части противника подступили к областному центру на расстояние 30 км. Некоторые храмы пострадали во время боевых действий, так как их колокольни использовались для артиллерийской наводки как огневые и наблюдательные точки. Дело доходило до того, что отдельные колокольни пытались взрывать, чтобы лишить немцев и их авиацию ориентира. Огромный собор Покровского женского монастыря под городом Михайловым пережил разрушения богоборческой власти 20–30-х гг., фашистскую оккупацию района осенью 1941 г., но был взорван в середине 50-х годов. Вместе с колокольней...
Благодаря героическому сопротивлению и сложным погодным условиям наземный фронт до областного центра так и не добрался. Однако Рязань и ее жители натерпелись от вражеских бомбардировок. По данным протоиерея Вадима Базылева, осенью 1941 года появился документ, предписывающий подрыв колокольни Рязанского Кремля, так как данный высотный объект представлял собой отличный ориентир для координации авиаударов. Но по каким-то причинам приказ выполнен не был.
Верующим рязанцам хорошо известен рассказ архимандрита Авеля (Македонова) о том, что во время войны многие видели, как по валу Рязанского Кремля ходит старец в черном и молится. Верующим людям было ясно, что это святой Василий Рязанский, который своей молитвой перед Богом помог родному городу не быть завоёванным фашистами. В ряде действующих на начало войны приходов богослужение, несмотря на оккупацию, не прекращалось.
В 1942 году на Рязанскую кафедру был назначен архиепископ Алексий (Сергеев) с титулом «Рязанский и Шацкий». К этому времени число приходов в Рязанской епархии сократилось до 2-3 (Скорбященская церковь в Рязани и Никольская в Шацке). 8 сентября 1943 года архиепископ Алексий был участником Собора Русской Православной Церкви, на котором был избран Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский). 26 мая 1944 года епископом Рязанским и Шацким был назначен Димитрий (Градусов). На его долю выпала основная работа по открытию приходов и возрождению приходской жизни в епархии. Во время войны в Скорбященском храме г. Рязани в качестве иподьяконов начинали своё служение выдающиеся деятели Церкви архимандрит Авель (Македонов) и митрополит Никодим (Ротов).
С конца 1943 г. в стране началось массовое открытие храмов. По данным протоиерея Вадима Базылева («Рязанский богословский вестник», №2 (20), 2019, с. 49-50), в 1944 г. из Рязанской области в центральный Совет по делам РПЦ поступило 300 ходатайств, но открыто было только 26 церквей. По числу поданных прошений об открытии храмов Рязанская область с 1944 г. до начала 50-х гг. занимала первое место в РСФСР.

Неслучайное совпадение
9 мая 1945 года, на Светлой Пасхальной седмице, безоговорочной капитуляцией Германии закончилась Великая Отечественная война. В этот день во всех церквях Рязанской епархии, как и по всей стране, были проведены торжественные богослужения.
... Где бы ни находился человек в этот период жесточайшей войны в истории России: на передовой, в тылу, на территории врага, в ответ на молитвы истерзанного трудностями человека Господь всегда посылал Свою помощь в виде необъяснимых явлений, стечений обстоятельств, совпадений и просто явных чудес. Ведь Он всегда рядом с каждым. Но именно в трудных, нечеловеческих условиях, глядя в глаза беде, смерти, человек поднимает голову, чтобы взглянуть на небо и увидеть Бога.
Наши предки победили, потому что возлюбили свою Родину больше себя, потому что патриотизм стал духовной государственной и народной идеей в стране. Наши предки победили, потому что молились, потому что Церковь Православная стала возвращаться в их жизнь. Наши предки победили, потому что во-едино собрался молитвенный, воинский и трудовой подвиг нашего народа, молилась Церковь, и фронт, и тыл, молились тысячи явленных и неявленных святых...
Эта война многому научила наш народ: не забывать о прошлом своей Родины, не забывать Господа Бога, Который помогал нашему народу отстаивать каждый метр своей земли, быть единым, сильным народом, не отрекаться от своих корней и веры, помнить о Боге каждый день, а не только когда нам тяжело, требуется помощь и никто не в силах помочь. Ведь как учил своих солдат великий православный полководец А.В. Суворов: «Молись Богу! От Него Победа!» Дай Бог вспомнить эти уроки истории сегодня и сохранить их для потомков, победив в современной грандиозной битве за Историю...
Марина Государева,
кандидат исторических наук

Священник Федор Пузанов (1888–1965 гг.) еще в Первой мировой войне заслужил Георгиевские кресты за отвагу, проявленную в боях. В 1929 году, после получения сана иерея, попал на три года в лагеря – «за принадлежность».
Во время Великой Отечественной войны священник увел от невольничества порядка 300 крестьян, собранных немцами для переправки в Германию на трудработы.
Во время гитлеровской оккупации он собрал с селян на нужды фронта полмиллиона рублей. И средства через партизан были переданы в Ленинград, – на создание танковой колонны.
Отец Федор не воевал с оружием в руках, но, судя по архивным данным, он с 1942 года наладил контакты с псковскими партизанами, которым, помимо помощи с продовольствием, даже отдал свою корову. Как писала газета «Известия», медаль «партизану Великой Отечественной войны» II степени вручили отцу Федору именно за организацию продовольст-венного снабжения партизанского отряда.
https://sensum-club.pro/history/

Прочитано 1165 раз
Другие материалы в этой категории: « Орел стремится в поднебесье С думой о России »