Суббота, 02 июня 2018 07:54

Принять сердцем

Оцените материал
(0 голосов)

В Рязанском Доме ребенка царит оживление. В музыкальном зале – гости. Вслед за воспитателем друг за другом проходят нарядно одетые детки двух-трех лет. Усаживаются на маленькие стульчики. По ощущениям – задорный весенний праздник в детском саду. Атмосфера теплая, дружелюбная. Но ни мам, ни пап в качестве зрителей нет. Сотрудники Дома ребенка сидят рядом с представителями Рязанской епархии. Уже четверть века попечением об учреждении занимается благотворительное общество во имя святых бессребреников Космы и Дамиана, действующее при Вознесенском храме города Рязани. Сегодня сюда впервые приехал митрополит Рязанский и Михайловский Марк.

После милого праздника все вновь идет по расписанию: обед и подготовка к дневному сну. Малышей окружают уютная обстановка, забота и внимание персонала. Нет лишь рядом тех, для кого они были «кровиночкой».

Призванные помогать
Сейчас у Дома ребенка в Рязани много шефов, волонтеров, а в 90-е годы прошлого века прихожане Вознесенского храма были одними из немногих, кто стал приходить сюда.
– Раньше придешь в Дом ребенка: казенный дух, голод, холод. А теперь все преобразилось, настоящим родным домом стал для детей, они там и питаются, и развиваются, и лечатся, – рассказывает почетный настоятель Вознесенского храма протоиерей Анатолий Лазарев. – В 1991 году был зарегистрирован наш приход, целый год хлопотали по помещению, потом готовили все к освящению. В 1993 году уже начали ходить в Дом ребенка.
На мой вопрос, почему именно туда, Александра Ивановна Быстрых, член приходского совета храма, ответила, что увидела сон, в котором кто-то невидимый мужским голосом ей сказал: «Иди к брошенным детям и вяжи им носки».
– Я стала думать: где у нас брошенные дети? И тут меня как пронзило! В Доме ребенка. Попросила отца Анатолия сходить со мной туда, ведь это закрытое медицинское учреждение. На Радоницу 1993 года мы с батюшкой впервые там оказались, – вспоминает Александра Ивановна. – Главный врач встретила нас хорошо, провела по всем группам. В каждой было много детей: и брошенные, и круглые сироты, и больные. Времена тяжелые были.
Первое время то и дело звонили: «Александра Ивановна, выручайте, праздники наступают, а у нас манка закончилась». Мы детей жалели, помогали вещами, продуктами. Сначала я просто приходила к детишкам, носила вязаные носки, гуляла с ними. Потом стали участвовать во всех мероприятиях: день весны, день осени. Каждый месяц поздравляли тех, кто празднует день рождения и именины, приносили вкусности.
С особой теплотой мои собеседники вспоминают главврача Дома ребенка Татьяну Александровну Гросс.
– Она приняла нас с радостью, всей душой, а главное – хорошо заботилась о детях, – говорит отец Анатолий. – Среди поступающих детей было много слабеньких, и она всегда сообщала нам, и мы старались побыстрее их окрестить.
Главврач сумела отстоять дачу в селе Сушки Спасского района, куда вывозили ребят на все лето. В летних переездах участвовали и прихожане Вознесенского храма, состоявшие в благотворительном обществе. Они брали деток на руки и сопровождали в поездке. Летом, когда на дачу привозили новых детей, отец Анатолий и отец Илия Коростелев, тогдашний настоятель храма в Сушках, крестили их, причащали.
За выдающиеся заслуги в деле попечения и защиты детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, Татьяна Александровна Гросс была награждена орденом Русской Православной Церкви – благоверного царевича Димитрия Угличского и Московского. По благословению правящего тогда архиерея, владыки Павла, отец Анатолий с радостью вручил главврачу заслуженную награду. Татьяна Александровна была очень рада.
Был рад и батюшка, когда однажды в Доме ребенка выделили небольшую крестильную комнату. Ее оборудовали, установили иконы, приобрели купель для крещения.

Неофит и другие
В 2017 году отец Анатолий окрестил лишь 12 младенцев. Сейчас малышей неплохо усыновляют, приемные родители стремятся их самостоятельно окрестить, выбрав своих крестных. А в первые годы крестили детей массово, по мере их поступления, прямо в группах. В первый раз таинство совершали над ста пятьюдесятью детьми. Для этого понадобилась помощь четверых священников. К крестинам на приходе готовили специальные крестильные наборы, нательные крестики.
Вот как вспоминает об этом Валентина Фрольцова, еще одна моя собеседница:
– Позвонит отец Анатолий и скажет: «Завтра крестим». Как тут отказать? У меня в синодике записано около 40 имен. За всех я молюсь, всех поминаю. Среди моих крестников был маленький эфиопчик. Его крестили вместе с другими детьми, которые устали и расплакались. А он такой терпеливый был. Помню, как лежал молча и смотрел своими жгучими маслиновыми глазами, будто все понимая. Сейчас ему должно быть лет девять. Отец Анатолий при крещении дал ему имя Неофит.
А в помяннике Александры Быстрых более ста двадцати имен детей из Дома ребенка. Что поделать? Жатвы много, делателей мало. А крестить детей было необходимо. Будучи восприемницей, она усердно молится о крещеных чадах утром и вечером. И молится не только о здравии...

Ушедшие в вечность
К сожалению, так бывает, что дети умирают. Вспоминая первые годы сотрудничества, отец Анатолий сокрушается:
– Были случаи, когда дети умирали некрещеными. Но умирали и крещеные.
Священник с помощниками стали принимать участие в захоронении детей.
– Мы сами покупали кресты, потому что смета учреждения этого не предусматривала. У нас пять могилочек в разных местах, – говорит Александра Быстрых. – До сих пор их не сразу находим.
С большим трудом удалось добиться выделения участка на Воскресенском кладбище для погребения детей.
– Каждый год служим литию у каждой могилки. Сейчас на выделенном участке находится 32 захоронения, – комментирует батюшка.
– Ездим на кладбище, уборку там делаем, цветочки сажаем, – продолжает рассказ батюшки Александра Ивановна, а отец Анатолий негромко добавляет:
– Попросил руководство Дома ребенка, чтобы меня похоронили на том участке. Года-то идут. Восьмой десяток пошел. Хотел бы, чтобы там моя могилка была, возле детей, которых я отпевал. Вроде обещали.

Судьба маленького человека
Во время беседы я спросила у Александры Ивановны, известна ли им судьба хотя бы одного из крестников. Вот что она рассказала:
– Когда мы пришли с батюшкой в первый раз в Дом ребенка, нас главврач провела по группам. Помню, как на пеленальном столике лежал ребеночек. Она открывает его, а у него ножек нет. Впоследствии мы его крестили. Восприемницей у него была Валентина. Когда я приходила, он, как лягушоночек, прыг-прыг и прямо на руки ко мне запрыгивал. Потом ему сделали колясочку, но он ее отбросил, хотел быть, как все. На руках ходил. Мы раньше приглашали к ним православный детский хор «Лествица». Потом я его увидела в передаче «Минута славы». Он со своим другом на руках танцевали брейк. И они стали победителями.
После такого рассказа мне интересно было уточнить детали, и я обратилась к интернету. Оказалось, что этот мальчик по имени Даниил Анастасьин в четыре года оказался в Нижнеломовском интернате для детей с физическими недостатками в Пензенской области. В 2011 году вместе с другом Виктором Кочкиным он действительно выиграл миллион в известной передаче. Спустя некоторое время после выхода передачи в эфир его нашла родная мама. Даня приезжал в Рязань, познакомился со старшей родной сестрой. Отучившись на бухгалтера, Даня поступил в Гуманитарно-экономический университет в Москве. Мечты практически сбылись. Судя по его инстаграму, он до сих пор живет в столице, периодически приезжает в Рязань. Значит, семья приняла его, и он принял свою родную семью.
Хочется надеяться, что все дети, оказавшиеся в Доме ребенка, в какой-то момент, раньше или чуть позже, обретут свои семьи. Кто-то обязательно пожелает поделиться с ребенком частью своего времени, своим душевным теплом, вниманием, заботой, а, может, и примет в свой дом, назовет сыном или дочерью, чтобы малыш в ответ мог сказать заветные слова «мама» и «папа».
P.S. Часто бывает, что средства на крещение детей дают люди, которые когда-то были причастны к абортам...
Наталья Гордиенко

Прочитано 805 раз
Другие материалы в этой категории: « Святая Земля: в гостях у Господа