Вторник, 31 января 2017 19:24

Десантный батюшка

Оцените материал
(0 голосов)

Протоиерея Михаила Васильева знают все десантники страны. Он помощник командующего ВДВ по работе с верующими военнослужащими, настоятель Патриаршего подворья при штабе ВДВ в Сокольниках. Этот храм в честь Благовещения Пресвятой Богородицы десантники буквально спасли от полного разрушения, проведя полновесную стратегическую операцию с разведкой, переговорами, материальным обеспечением.

В 2009 году аварийное здание по решению бывшего тогда командующим ВДВ генерала Владимира Шаманова передали верующим. Теперь этот храм называют главным собором воздушно-десантных войск.

«У нас есть и зимние, и летние, и полевые храмы, – рассказывает протоиерей Михаил. – Только за один год, например, только в полевом формате вне храмов исповедовались и причастились больше 7 тысяч военнослужащих. Это те, кто в поле, на учениях, в горячих точках. Мы никого не принуждаем к этому. Перед тем, как исповедовать, до Божественной литургии, обязательно проводим многочисленные занятия. Это я говорю о локальной деятельности, конкретно в частях ВДВ на территории Москвы и Московской области. То же самое происходит и в гарнизонах ВДВ, которые находятся в Уссурийске, Улан-Удэ, Новороссийске, Пскове. В течение года мы распределяем усилия по всем частям и соединениям ВДВ. В числе приоритетов – работа с будущими офицерами, с курсантами Рязанского десантного училища, поэтому часто приходится бывать здесь. В Рязани, кроме полевых, два храма – Борисоглебский собор и храм Воскресения Словущего в Дашках-Военных, можно сказать, закреплены за десантниками».

***
Во время очередного приезда в Рязань отца Михаила, накануне Дня защитника Отечества (среди которых, несомненно, в первых рядах десантники), с ним встретилась Ирина ЕВСИНА.

– Рязань называют душой России, столицей ВДВ… Вы согласны с этим?
– В Рязани находится единственный вуз, где готовят офицеров для воздушно-десантных войск, которые я окормляю. Здесь же находится большой военный аэродром и части, относящиеся к ВДВ. Поэтому мое пребывание здесь совершенно объяснимо. При этом совершенно понятно, что Рязань – город с историей, с традициями, где, помимо этого, живут и достойные люди. Мои краткие приезды и еще более быстрые отъезды не позволяют мне прикоснуться ко всей красоте, хотя такие имена, как Циолковский, Скобелев, Есенин известны всем нормальным людям. Я понимаю, куда я приезжаю, но при этом у меня нет никакого ощущения исключительности Рязани по отношению к другим древнерусским городам России. Единственный, наверное, эксклюзив, что Рязанское княжество дольше всех держалось в качестве самостоятельного. Это о чем-то говорит. Еще говорят, что у вас в Рязани грибы с глазами.

– Батюшка, Вы окормляете десантные войска уже около пятнадцати лет, непосредственно участвуя в миротворческих операциях в составе ВДВ в Боснии, Косово, на Северном Кавказе, в Абхазии, Киргизии. Сотни раз Вы прыгали с парашютом, награждены орденом Мужества, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом прп. Сергия Радонежского III степени.

Что Вы, как человек, находящийся внутри этой военной машины, можете сказать о том, как пережили десантники недавний временный период сокращения десантных войск, умаления их значения для защиты Отечества?

– Конечно, было обидно за нашу державу. Совершенно ясно, что десантники всегда выполняли задачи не благодаря, а вопреки. Как говорится: через тернии – к звездам. Нам в России, к сожалению, часто не везет с начальниками, с дорогами… Но при этом надо выполнять задачи, всегда идти дальше. Как на тельняшке есть темные и светлые полосы, так и в жизни бывает по-разному. Родина-то у нас одна, и остаются задачи по обеспечению ее безопасности, а значит, и по обеспечению духовной силы тех, кто занимается этими вопросами безопасности. Это наш народ, и от фамилии начальника, который стоит у руля, конечно, зависит очень многое, но не всё.

Вот Евпатий Коловрат мог бы сделать «разбор полетов» неудачно проведенной кампании по защите княжества и обороне города, мог бы собрать свидетельства того, что сделано неправильно князьями и воеводами. Но вместо этого он с малой дружиной зашел в хвост татарскому войску, в десятки раз более многочисленному, и просто умер за свою Родину. «Мертвые сраму не имут». Так и наши десантники в эти же годы Сердюкова выполняли боевые задачи, учились и смогли умножить ту славу десантных войск, которая известна всем.

– Кому Вы не советуете идти в десантники?
– Тем, кто идет туда по блату, под давлением родителей, не чувствует в себе готовности жить для России и умирать за нее, потому что ВДВ – войска для войны, и тебе придется рисковать жизнью, возможно, придется отдавать свою жизнь. Если вы не готовы жить трудной, часто сложной, динамичной, материально не слишком обеспеченной жизнью, если для вас «честь, совесть, долг» – пустой звук, то не надо идти. А если вы идеалист, который в состоянии делать поступки, никак не связанные с карманом, то идите в ВДВ, там, в основном, такие, кто служит не за деньги, а за Родину.

– У нас много таких ребят?
– Конкурс в училище высокий, значит, достаточно. Здесь нет проблем с набором, люди стремятся попасть в ВДВ. И мы даже говорим: у каждого десантника есть девушка, но не у каждой девушки есть десантник. Любовь к Отечеству – это есть, но не в виде какого-то духа, а в реальной готовности послужить, потерпеть, взять и заставить себя сделать что-то, что нужно именно в это время, в данном месте. Нельзя любить вообще, но не любить своих ближних, тех, кто рядом. Так и здесь: если ты говоришь, что ты любишь свое Отечество, значит, не коси от армии. За деньги не продавайся, деньги – это всего лишь средство, а короткая земная жизнь должна вести тебя к цели, потому что время быстротечно, срок работы мотора под названием «сердце» ограничен. Двое моих детей, 12 и 14 лет, уже совершили прыжок с парашютом, затяжной, с 2000 метров. Думаю, «свою деревню не посрамят».

– Для хорошей службы каждому воину во все времена нужен прочный тыл. Зависит ли дух армии от женщины, от жены?
– Жена – это малая родина. Идя выполнять важную задачу по защите Отечества, каждый четко понимает, что Отечество – это не чиновники категории А, не абстрактные начальники, генералы. Это жена, дети, семья, это то, за что ты готов рисковать жизнью.

– У Вас пять детей. Как Вы успеваете служить, ездить по полкам и воспитывать детей?
– С Божьей помощью, как все.
– В наши дни в военных частях много разводов, женщины не выдерживают реалий жизни. Почему так происходит, ведь прежде было престижно быть женой офицера?
– Сейчас женщину не готовят к тому, чтобы ей послужить своему Отечеству, обществу через чадородие. У многих в голове искусственно созданные картины той жизни, которой в реальности нет, и слава Богу! Жизни для себя, в стиле гламур, которая бы позволяла бесконечно сохранять свою телесную красоту и пользоваться ей для услаждения себя. Такой жизни в реальности нет, чаще всего женщины ничего не достигают на этом поприще.

– Как бы Вы посоветовали ребятам выбирать себе супругу?
– У нас формат страны советов закончился. Мы с женой познакомились в храме, в рамках приходской жизни приглядывались друг к другу. Через три года целомудренной дружбы создали семью, родились детки. Довольны, мясорубками не кидаемся. Давать конкретные советы на этом поприще я не дерзаю, но мой опыт положительный. Кому-то его навязывать или запрещать знакомиться на дискотеке или в баре я не считаю нужным. Каждый пусть сам обретает свою половину, прислушиваясь к советам близких. Мнение молодого человека о потенциальной супруге часто весьма необъективно, это и понятно: молодости свойственна горячность и поспешность. Чтобы «крышу не снесло», посоветуйтесь с людьми, которые вас ценят и любят, и это будет хорошим якорем, поможет в выборе надежной спутницы жизни.

Прочитано 1370 раз
Другие материалы в этой категории: « Чтоб запела души частичка… «Стихи – это судьба» »