Суббота, 30 марта 2019 11:39

Защищаем настоящее, смотрим в будущее

Оцените материал
(0 голосов)

С настоятелем храма Успения Пресвятой Богородицы села Коцюбинское Киево-Святошинского района (Украина) протоиереем Николаем Могильным беседует Ирина Евсина.

 

Без иллюзий
– События на Украине, колыбели православной веры на Руси, не могут оставить равнодушным ни одного здравомыслящего гражданина России. В наших православных храмах беспрестанно возносится молитва об умиротворении в братской стране. Мы все очень переживаем за вас. Такое ощущение, что каждый день, каждый час кто-то из православных граждан Украины может стать мучеником, защищая от варварских захватов свой храм. Как вы ощущаете себя в этой ситуации? Как живете? Как народ воспринимает эти события?
– Вы знаете, у меня такое ощущение, что до всех этих событий мы жили в иллюзии. Была какая-то иллюзия псевдозащищенности от внешних сил, от властей: ведь государство призвано защищать человека-гражданина своей страны. Еще в Ветхом Завете это были десятиначальники, стоначальники, тысяченачальники.
Когда есть правовое государство, где соблюдается конституция и президент является ее гарантом, в этом случае человек ощущает некую защищенность. Когда этот порядок разрушается, то стираются все границы дозволенного. Правильнее сказать, под угрозой находится правовая свобода человека. Вот мы сейчас и переживаем такой этап.
С другой стороны, если мы посмотрим на историю Церкви, на историю развития человеческого общества, подобные ситуации были сплошь и рядом. Например, сто лет назад была ровно такая ситуация, то ли у нас, то ли в другом государстве, если вернуться еще сто лет назад, к временам правления царя Петра Алексеевича или после его правления: все то же самое, то есть такие ситуации возникают циклично.
Но интересно, что такой консолидации верующих людей я не помню за последние 25 лет. Когда в 90-х годах прошлого века стали открываться храмы, люди пришли по призванию. Они шли на целину, храмов не было. Они приходили ради Христа. А сегодня другая ситуация. Наша жизнь действительно наполнена настоящим смыслом. Мы, люди верующие, чувствуем присутствие Божией Благодати, Его помощь. И этому, как ни странно, способствует несостоятельность, подвижность, непостоянство государства, земных учреждений.
Сколько разных империй, всевозможных социальных строев сменилось в нашей стране. Но Церковь за тысячелетие стоит незыблемо! Ее гнали, уничтожали ее служителей, верных чад, но «...Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 18:16). Еще раз повторюсь: в настоящее время такого единства за 25 лет не помню в Церкви. Представьте – из 97 епископов Украинской Православной Церкви Московского Патриархата только двое перешли на сторону раскольников. Это всего два процента! А где епископ, там и Церковь!
Такой же примерно процент и у духовенства. Все это показатель крепости нашей Православной Церкви. Наши прихожане свободно выбирают, куда ходить, отстаивают свои храмы. Ситуация, когда государство, нарушая конституцию, вмешивается в дела Церкви, не имеет право на жизнь.
– Как ваши прихожане преодолевают страх, когда каждое посещение храма может быть пресечено националистами с дубинками?
– Как люди переживали Великую Отечественную войну? Все они жили под страхом попасть под бомбы, быть расстрелянными, угнанными в Германию... Но человек привыкает к такой ситуации, идет переоценка ценностей. Часто такая ситуация укрепляет человека, определяет его жизненные позиции, его веру. Разве в других странах люди не живут в страхе? Страх – это малодушие, отсутствие веры в Бога. Понятно, что в такой ситуации человек не будет чувствовать себя комфортно. Конечно, это страшно. Но тут включаются другие защитные механизмы.
Мой духовник (он уже переселился в вечность), который прошел всю войну, записался туда добровольцем, говорил: «Ты знаешь, я боялся, боялся на войне, а потом устал бояться. Я встал на колени, обратился к иконе Божией Матери и попросил Богородицу: ''Если я Тебе нужен, сохрани меня''. На войне не знаешь, когда и куда тебе пуля или бомба попадет. И вот так, с верой, я прошел всю войну и вернулся с ранениями и наградами. А потом всю жизнь служил Богу. Ради Него Божия Матерь меня и сохранила». Так что такие ситуации не новы в любой период времени и в любом месте.

Заложники политической игры
– Как-то изменилось ваше общение со знакомыми в России после явно антироссийской политики украинских властей?
– Нет, конечно. У меня есть родственники, друзья, крестники в России. Это моя семья. Моя родословная идет из московских и киевских родов. Что может измениться во мне? Что, я должен был сорвать портреты моих московских и питерских родственников, которые пережили блокаду Ленинграда?
– Тем не менее, встречаются ситуации, когда родные братья или сестры, которые много лет живут на Украине, проявляют агрессию против своих кровных родственников, живущих в нашей стране.
– Знаете, где впервые появилось телевидение?
– Не в России...
– В Германии. Гитлер очень много вкладывал в его разработку и внедрение. После первой трансляции Олимпийских игр в 1933 году в Берлине он сказал: «Теперь весь мир мой!» Благодаря телевидению, другим СМИ, соцсетям в наше время идет обработка умов – и у вас, и у нас, и во всем мире. Но для человека верующего существует прежде всего Закон Божий. Вот почему Ленин в свое время и начал уничтожать прежде всего верующих. Они были как бельмо на глазу.
Людьми, которые твердо стоят в вере, очень сложно манипулировать. Они умеют отличать правую руку от левой, где грех, а где правда. И, конечно, эта колонна неугодна власти. Сейчас происходит все то же самое. Вмешательство Фанара, и, как в 1918 году, обновленцы при Патриархе Тихоне. Повторяются те же самые гонения на Православную Церковь. Церковь лишают имущества, истребляют ее служителей – одна и та же схема. Ленина у нас разрушили, сбросили его памятник, а от идеологии не отказались. Церковь отделили от государства, а государство от Церкви никак не может отделиться. Это всё политические шаги, манипуляции.
На территории наших государств, когда они еще были едины, постоянно возникали какие-то разногласия. Они были посеяны разделом Польши, Европы, Прибалтийских стран. Униаты, греко-католики старались вытеснить православных, всячески насаждали свою веру. Было время, когда Почаевская лавра 150 лет находилась под унией. Эта возня, борьба за умы людей, против православия была всегда. Но до 2014 года прекрасно жили Запад и Восток.
Мы сейчас являемся заложниками некой политической игры. А потом ведь помните, что «весь мир во зле лежит»? Разве после 90-х годов дьявол прекратил свое существование? Нет, он есть, он борется против Церкви, против Бога, ненавидит все доброе. В чем феномен сатаны? В том, что он принимает образ светлого Ангела и под этим видом приходит в мир, прельщает людей. Вспомните историю Церкви, историю человечества – так было всегда. Все происходит циклично. Мы свидетели, живущие в таком тяжелом периоде. Пока так. Аминь.

Отдавать, чтобы получать
– Батюшка, вы приехали в Рязань на встречу с молодежью, принимающей участие в международном фестивале «Братия». Насколько мне известно, вы постоянный участник этого фестиваля. Кто эти ребята, какие они?
– Когда общаешься с молодежью на «Братии», ты видишь, что у нашей и вашей страны есть будущее. Они соль земли, а если мы щепотку соли бросаем, то другой вкус. Вот так и с этой молодежью. Все живые абсолютно, светлые, чистые,
с горящими глазами. Ребята ищут ответы, ищут спасение, по-настоящему верующие. Это замечательно.
– Отец Николай, у вас самого восемь детей, большой приход. Наверняка есть кого наставлять, кого вразумлять. Почему, несмотря на все сложности, вы приезжаете на фестиваль, не бросаете это детище?
– В Православной Церкви есть такая практика: во время хиротонии священники, дьяконы снимают с пальца обручальное кольцо и кладут его на престол. Это такой символический знак, которым священник говорит, что посвящает себя прежде всего Богу. «Семья моя и первая невеста – это Церковь». Потом уже идут семья и жена. Помните, апостолы говорят: «Женат и больше ты не можешь дать жене, нежели Богу»?
Бывает часто, что дети не слышат родителей. Когда однажды мне представилась такая возможность общаться с молодежью, я решил это делать, когда зовут, в надежде, что когда-то где-то кто-то – не я – донесет, промыслом Божиим, моим детям те слова, которые они не услышали от нас с матушкой. Есть такая надежда, что по вере это произойдет. Потом, если ты попадаешь на этот фестиваль, то эти люди становятся для тебя родными, ты обрастаешь новыми знакомствами, как детками, так и духовенством, и с ними трудно и не хочется расставаться.
Мне всегда приятно встречаться с отцом Ярославом Ерофеевым и матушкой Оксаной, организаторами и вдохновителями фестиваля «Братия» с 2011 года. Они лично для меня служат примером семейного единения. Их дети всегда с ними: ездят по святым местам, знакомятся с новыми интересными людьми из православной среды. Помните, «С преподобным преподобен будешь»?
На таких встречах, как фестиваль «Братия», ты не только отдаешь, но и получаешь много.

Прочитано 241 раз