Вторник, 02 февраля 2021 19:33

Почему мы похожи на туземцев

Оцените материал
(0 голосов)

2021 год объявлен в Рязанской области годом преподобного Германа Аляскинского. Мы продолжаем публикацию материалов, посвященных этому святому, который внес неоценимый вклад в просвещение и воцерковление жителей Аляски, территория которой в XVIII веке принадлежала России.

Семена веры, посеянные преподобным Германом Аляскинским в конце XVIII века, проросли и до сих пор приносят свои плоды. И сейчас этот небольшой, но все-таки очаг православной цивилизации самобытно существует и развивается на Аляске. Там есть наши, православные, хотя богослужение у них совершается на другом языке, приходы, епархии. Для русских путешественников, оказавшихся впервые по ту сторону Берингова пролива, это удивительное дело.
Вообще почитание святых угодников Божиих в православной традиции должно заключаться не только и не столько в просьбах и благодарностях к ним, но главным образом в подражании им. Великий апостол Павел говорит: «Подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4:1–21).
В чем мы можем сейчас подражать преподобному Герману? Казалось бы, нет рядом с нами туземцев-язычников. А на самом деле они есть... Это люди, которые еще далеки от православной традиции, с которой, так или иначе, должен быть знаком любой мыслящий русский человек. Может быть, даже и не являющийся членом православной Церкви, но желающий быть образованным и грамотным. Многие люди в нашей стране отошли от этой традиции, и это очень серьезная проблема. Как их вернуть и заинтересовать? Есть множество вопросов, на которые еще предстоит ответить.
Недавно я прогуливался по аллее Центрального парка Рязани, а навстречу мне шла семья с мальчиком лет семи. Они меня увидели, и ребёнок, весело семенивший впереди своих молодых родителей, говорит, радостно указывая на меня: «Мама, папа, смотрите, молодой Дед Мороз идет!» Я, конечно, тоже посмеялся вместе с родителями, а потом мне стало очень грустно. Вы, наверное, понимаете, почему. Ведь мальчишка, скорее всего, крещеный, но даже не знает о том, кто такой православный священник.
К сожалению, нам приходится ежедневно наблюдать, сколь тщательно и успешно вытравили веру из нашего народа. И самое удивительное в том, что сейчас ее даже больше вытравили, чем это было в советские годы. Потому что тогда еще были бабушки, которые водили детей в храм, что-то им объясняли, прививали им какие-то религиозные ценности. А сейчас уже, к сожалению, нет этих бабушек. И вырастает такое поколение, которое совершенно не понимает и, как следствие, не принимает нашего православного культурного кода.
Как-то мне довелось выступать на встрече со светской студенческой аудиторией в одном рязанском вузе, и одна девушка стала со мной спорить. Вообще разговор шёл о том, как не оказаться завербованным в тоталитарную секту, но моя оппонентка стала сыпать этими вот клише: «грубые и богатые священники, государство, финансирующее Церковь, попрание принципа светскости» и т. д. и т. п...
Из духовенства, по её словам, грубого и невежественного, она никого, кроме меня, живьём не видела. Где находится эта фантастическая государственная касса, из которой я или мой приход как юрлицо можем получить средства, чтобы погасить долги за свет, газ, воду и хотя бы законсервировать крышу, чтобы она не текла, она тоже мне затруднилась ответить. Был, конечно, и мой оставшийся без ответа вопрос, почему она светскость государства понимает как монополию атеизма...
Бюджет самой обеспеченной Московской епархии мне в точности неизвестен, но он однозначно меньше бюджета, который вкладывает государство в один только футбол или другие виды спорта. Вы, может быть, слышали про Омский хоккейный клуб? Лет семь назад почти полтора миллиарда рублей государство в него вкладывало. И таких хоккейных клубов по стране – три десятка. Финансирование в них поменьше, но не менее 300–400 миллионов рублей ежегодно. Я не против этого. Спорт, наверное, тоже необходим. Просто говорю для сравнения.
И вот мы с этой девушкой стали спорить. Она говорит: «Это же никому не нужно, что вы, ваша Церковь существуете. не очень обидно, что государство на вас тратит деньги». Я ответил, что это не так, только иногда государство финансирует восстановление памятников архитектуры федерального значения. И то это очень большая редкость, в основном все храмы восстанавливаются на пожертвования частных лиц.
Она мне отвечает: «И это тоже не нужно». Я говорю: «Вот если к вам приедет какая-нибудь подруга из Америки, что вы ей пойдете показывать здесь, в Рязани? Вы атеистка, и она атеистка. Но вряд ли вы ей станете показывать местный Макдональдс или здание Приобанка, отдалённо напоминающее небоскрёб. Конечно же, вы пойдете показывать Рязанский Кремль, состоящий из ансамбля православных храмов».
Удивительно, насколько современный, русский по национальности человек может быть оторван от традиции своего народа, что сам вид храма мозолит ему глаза и колет совесть. При этом он может неплохо знать отечественную литературу, историю, но в то же время самый корень подрублен, и с этим, пожалуй, даже ничего не поделаешь.
Как и что сделать – очень сложный вопрос. Но преподобный Герман Аляскинский, столкнувшийся со множеством неразрешимых, казалось бы, трудностей, является для нас в этом смысле вдохновителем. И хотя нынешнее сообщество молодых людей – это не алеуты, но в чем-то, я думаю, нам, современным миссионерам, даже сложнее, чем преподобному Герману.
Те люди, которые вытёсывали из деревянных чурок идолов и поклонялись им, довольно быстро сообразили, что христианство – это более совершенный, даже просто более красивый культурный код. Это совсем другая формула взаимоотношений между людьми и Богом.
А современный человек, который пользуется очень многими плодами, которые в мир принесло христианство, при этом продолжает высокомерно к нему относиться. В этом большая проблема нашей расхристанной молодёжи и всей нашей эпохи.
Священник Димитрий Фетисов

Прочитано 145 раз