Четверг, 01 апреля 2021 19:24

Дорога к Пасхе

Оцените материал
(0 голосов)

Великий пост – это подготовка к самому важному для православных христиан празднику Воскресения Христова. В течение этого времени многие, в том числе и я, мечтают совершить какой-нибудь, пусть даже и самый маленький, духовный подвиг.

И если удается избавиться хоть от одной вредной привычки, даже от шоколадной конфетки или лишней минутки, проведенной в социальных сетях... Тут уж гордыня вздымается где-то над головой, застывая над темечком в форме трехэтажной короны. Наверное, моя прабабушка Анна Ивановна, увидев такой «пост», только бы над ним посмеялась. Ведь для нее путь к Пасхальному торжеству души был совершенно иным.

Анна Андреева
Анна Ивановна Андреева родилась в простой крестьянской семье в поселке Гуд. Ее детство пришлось на непростое послереволюционное время, когда над страной мрачным пологом повисли голод и нищета.
Семья Андреевых была большой. Мать и отец воспитывали шестерых детей. Анна была одной из старших. На ее плечи легли заботы и о хозяйстве, и о младших братьях и сестрах.
Самым маленьким в семье Андреевых был Павел Иванович. Прабабушка особенно любила Павлика. Однажды, увидев, что рубашка мальчика износилась, Аня твердо решила сшить ему новую. Из чего? Да из собственного платья. Тайком от всех, при помощи только иголки и нитки, нещадно кромсая свой наряд и не зная толком ремесла портнихи, Анна Ивановна пошила для брата новый предмет гардероба. А затем – отважилась показать работу матери.
Эту историю когда-то услышала моя мама. Вот так она вспоминает последовавший за этим диалог с бабушкой Аней.
– Ба, и что же она тебе сказала?
– Хорошо, – ответила бабушка.
– И всё? – удивилась я.
– Да, а что еще? Хорошо, так и сказала...

Горе
В пятнадцатилетнем возрасте прабабушка окончила курсы кройки и шитья и стала порт¬нихой. Всю свою жизнь бабушка Аня проработала в мужском ателье в Касимове, а соседей и знакомых обшивала дома.
Во время войны бабушка в тылу занималась пошивом одежды для военных.
Ее муж, мой прадед Иван Иванович Беляев, в это же время служил на фронте и сполна изведал тяготы боевой жизни – он прошел всю войну. Прадед сражался за Родину в битве на Курской дуге. Был ранен, но, по милости Божьей, уцелел и вернулся домой.
Жизнь в мирное время стала налаживаться. Спустя четыре с половиной года после Победы на свет появился мой дед Владимир, спустя еще три года – его брат Александр.
Но безмятежная радость длилась недолго. Иван Иванович погиб, когда Анне Ивановне было всего тридцать девять лет. Она осталась одна с двумя детьми на руках. За окном был 1961 год.

Вера
Страшная беда и следом наступившее отчаяние привели прабабушку в церковь. В Ка-симове тогда был только один действующий храм – Никольский, который все старушки-прихожанки ласково называли «Николой». Спустя годы после бабушкиной смерти мы с мамой узнали, что как раз в период воцерковления Анны Ивановны в Никольском храме служил архимандрит Иоанн (Крестьянкин).
Прабабушка стала молиться, часто ходить в храм на службы, соблюдать посты. Несмотря на тяжелый быт, трудную работу и заботу о своих мальчишках, Анна Ивановна никогда не делала себе ни малейших послаблений во время Великого поста.
– Однажды при мне бабушка случайно съела конфету. Какую-то маленькую, карамельную. Забылась. А потом долго сокрушалась: «Вот, оскоромилась...» – вспоминает мама.
Но, в отличие от некоторых верующих, прабабушка никогда не была «воинствующей» христианкой. Никогда не навязывала она никому своих убеждений, а убеждения чужие – добросердечно понимала. Так, разные конфессии не помешали Анне Ивановне дружить со своими соседками – мусульманками Махирой и Хадижой, чистокровными касимовскими татарками. Последняя нередко выручала бабушку в ее заботах о сыновьях, а Нюра, в свою очередь, никогда не отказывала в помощи им.

Христос воскресе!
Воскресение Христово всегда встречала прабабушка с большой радостью. Ранним утром она обязательно бежала в храм и освящала два кулича, пасху и крашеные яйца.
Мама очень любила в детстве праздновать Пасху у бабушки.
– Иногда мы были вдвоем в этот праздник, иногда к ней приходили ее шумные родственники. Рассевшись за накрытым столом, они громко о чем-то спорили, шутили и смеялись. А бабушка бегала от плиты к столу гостей и обратно, не присаживаясь ни на секунду. Чрезвычайно рада была она их приходу. Ей было приятно, что им хорошо.
По воспоминаниям мамы, бабушка накрывала вкусный стол всегда, когда приходили гости. Даже во время поста. Пусть она постилась сама, но не постящимся близким никогда не указывала на «греховность» и «чревоугодие». Но внучку, мою маму, Анна Ивановна старалась воспитывать в христианских традициях.
«В храме стой прямо. Перед входом в церковь перекрестись три раза».
«Просвирку (так она называла просфору) нужно есть так, чтобы ни одна крошечка не упала».
Эти и многие другие «заповеди» прабабушка передавала маме. С детства мамой, а потом и мною были усвоены эти небольшие, но такие важные правила.
Именно Анна Ивановна познакомила маму в детстве с Евангелием. И в день Воскресения Христова, и в обычные дни, когда мама оставалась гостить у бабушки, женщина читала внучке главы из Писания. Читала она, конечно, не так бегло – всё же сказывалось отсутствие хорошего образования, – но у мамы на душе всё равно возникало чувство удивительного спокойствия.
– Я ведь тогда всё-всё понимала. Сейчас – в толкования смотрю. А тогда, ребенком, всё понимала, – удивляется мама.
Благодаря бабушке Ане произошла ее, мамы, встреча с владыкой Симоном. Ей было шесть лет, когда она первый и единственный раз взяла благословение у владыки.
– Я тогда еще не понимала, кто это. Мне казалось, что это сам Господь, – теперь уже с улыбкой вспоминает это событие мама.

Мы в наших детях
В 90-х годах прабабушка вынуждена была надолго покинуть родной дом. Серьезно заболела ее старшая сестра – Мария Ивановна. Она бросила свой налаженный быт в городе и переехала к сестре за много километров от Касимова – в Ласинский поселок. Так, в заботах о сестре, она постепенно начала забывать о себе и своем здоровье. Поэтому спустя много лет, уже после смерти сестры, бабушка Аня начала стремительно «сдавать».
Анны Ивановны Беляевой не стало в 2005 году. Она умерла тихо, на руках у моего дедушки, своего сына. Спустя почти ровно два месяца после своего дня рождения – 12 апреля, Дня космонавтики.
Ее часто спрашивали:
– Космонавт Беляев тебе не родственник?
– Деверь, – отвечала прабабушка, смеясь.
Анна Ивановна никогда не жаловалась на свое здоровье, налоги, пенсию или соседей. Она всю жизнь прожила в одной комнатке без удобств в старом деревянном доме на улице Илюшкина в провинциальном Касимове – дорогой для своих детей и внуков человек.
– Я горжусь тем, что моя бабушка была таким сильным человеком, – говорит мама. – Горжусь тем, что она была верующей. Она привела меня в храм, научила молиться. Пусть немного по-своему, но она познакомила меня с верой. Вера помогала ей оставаться Человеком всю жизнь, несмотря на все встретившиеся на пути испытания – смерть сына, потом – мужа... Замуж она ведь больше никогда не вышла. «Зачем? – говорила. – Муж, он должен быть один...»
Теперь на память о ней у меня остались старинное Евангелие, молитвослов XVIII века, Псалтирь. И Казанская икона Божьей Матери. В старой рамке иконы сохранились цветы, которыми бабушка украшала её при мне. Как раз накануне Пасхи.
Марина Евдокимова

Прочитано 1107 раз
Другие материалы в этой категории: « Жить без лимита