Понедельник, 05 сентября 2022 14:33

Школа для всех!

Оцените материал
(0 голосов)

Учат в школе, учат в школе, учат в школе... А чему учат в школе? Если верить словам известной песенки, то учат там не только «вычитать и умножать», но и «малышей не обижать», «книжки добрые любить и воспитанными быть», а ещё «крепко-накрепко дружить, с детства дружбой дорожить».

 

Как бы банально это ни звучало, в словах песенки заключен глубокий смысл, ведь согласно теории обучения – дидактике – весь образовательный процесс имеет триединую цель: образовательную, воспитательную и развивающую. Если с обучением и воспитанием всё, в принципе, понятно, то что же школа должна развивать? Ответ прост: это тот самый социальный интеллект, способность ориентироваться в социальных нормах и правилах и находить верные жизненные решения.
Если посмотреть с духовной точки зрения, то школа предстает метафорой всего земного пути человека, ведь всю жизнь мы узнаем что-то новое, мы получаем воспитание через бесконечное переплетение встреч и обстоятельств, и мы постоянно развиваемся, возрастая над собой шаг за шагом. Современная школа, к сожалению, далеко не всегда соответствует высоким принципам педагогики, ведь и учителя – современные люди со своими слабостями, и учебный процесс сейчас больше ориентирован на подготовку к тестам, а не на познание нового. Однако очное обучение даже в такой школе лучше для развития, чем обучение семейное, когда ребенок постигает школьную науку дома, при помощи родителей и репетиторов, и сдает в школе лишь промежуточную аттестацию.
В бытность учительницей мне приходилось встречать детей, которых приводили в школу в пятый класс после семейного обучения. Эти ребята порой имели более глубокие познания в отдельных областях, чем их сверстники, обучавшиеся в школе. Но поведение «домашних» детей выдавало их неспособность общаться на должном уровне, соответствующем возрасту. Они не понимали норм социальной жизни, из-за чего постоянно попадали в неловкие ситуации и провоцировали конфликты в классе. Остаётся признать, что, как бы хорошо ни был подготовлен человек теоретически, ничто не заменит живого социального опыта.

Но как быть с теми детьми, которые сами по себе выпадают из общества, просто потому, что отличаются от остальных некоторыми врожденными или приобретенными качествами? Стоит ли социализировать детей с отклонениями в развитии?
Конечно, стоит. И даже больше, чем детей без отклонений. Потому что обычный ребенок имеет шансы самостоятельно адаптироваться в обществе, пусть и пройдя через трудности, а особый, скорее всего, навсегда останется неприспособленным к жизни.
Ещё десять лет назад дети с особенностями развития могли учиться только в специализированных учебных заведениях с «себе подобными». Сейчас же у родителей таких детей появился выбор: отдать ребенка в коррекционную школу или общеобразовательную. Когда ребёнок с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья) учится совместно с обычными сверстниками, это называется инклюзивным обучением. Инклюзия буквально значит «включение». Как мама ребенка с особенностями, я тоже должна была сделать этот выбор. Он непростой. Гораздо проще и спокойнее для родителей отдать ребенка в коррекционную школу. Там специалисты, имеющие опыт и квалификацию, позволяющие им работать со сложными детьми. Опять же, ребенок не будет чувствовать себя отличающимся от других...
Но, во-первых, у нас в Касимове нет коррекционной школы, соответствующей понятиям о коррекционном обучении, а та, что так называется, оставляет желать глубоких перемен к лучшему. А во-вторых, и это было главным критерием, я подумала о том, как обучение в среде детей с ОВЗ поможет моему сыну социализироваться. И поняла, что это будет почти невозможно. Ведь сама жизнь – это инклюзия. В жизни постоянно возникают нестандартные ситуации, под которые надо подстраиваться, а как научиться этому в тепличных условиях?
Пусть мой ребенок понимает, что он не такой, как все. Если он не осознает этого, не примет и не научится с этим жить, то у него не будет шансов на нормальную жизнь. Например, если он не осознает, что нечетко говорит и чтобы люди его понимали, надо стараться и повторять четче, он не сможет пользоваться общественным транспортом, потеряется в незнакомом месте и уйдет ни с чем из магазина. Школа жизни трудна, но без нее не будет и самой жизни.
Поэтому мы выбрали более сложный в условиях российской провинции путь. При чём тут провинция? Дело в том, что в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах есть школы, где инклюзивное образование поставлено «на поток». Школы укомплектованы квалифицированными тьюторами, ассистентами, логопедами, дефектологами. В нашей же области с этим сложно и, хоть закон и един для всех, положенных условий часто приходится добиваться.

К счастью, нам с сыном очень повезло со школой. Когда мы пришли, за полтора года до начала обучения, директор и завуч выслушали и приняли все мои пожелания.
В этом году мой сын идет уже в третий класс. Первые два года не дались нам легко, несмотря на хорошее отношение учителя, детей и родителей класса и наличие тьютора – дополнительного индивидуального педагога, помогающего сыну на уроках. Несмотря на это, я не жалею, что выбрала инклюзию для своего ребенка, ведь только в среде обычных детей он может научиться правильно вести себя.
Как проходят его занятия? С утра мой «особенный» сын с синдромом Дауна встает, умывается, собирается и один идет в школу. Приходит, отзванивается, что пришел, раздевается и идет в класс. На уроке он сидит за партой с девочкой, а сбоку сидит тьютор. Тьютор помогает сыну концентрировать внимание на актуальных моментах урока, помогает быстро найти нужную страницу в учебнике и т. д. На перемене сын бегает с другими ребятами по коридору или занимается чем-то в классе. После уроков он идет домой.
Я описала идеальный день. Такие случаются очень редко. Часто мой сын не просто бегает по коридору, а носится, как пушечное ядро, сбивая всё на своем пути. И пишет в тетради он далеко не всегда. Бывает, что отказывается отвечать. Всякое бывает, мы работаем над этим.
Понимая, что ребенок устает от ежедневного ритма школьной жизни, мы с завучем решили перевести его на индивидуальный график. Со второго класса сын ходит в школу три дня в неделю, а два дня обучается дома. Благо я не работаю и имею возможность быть с ним и объяснять ему пропущенные темы. С индивидуальным графиком стало легче, хотя поведение и не исправилось до конца. Но если в конце первого года сын устал настолько, что, видя его состояние, я отпросила его на неделю раньше, чем закончил учиться весь класс, то в последний день второго учебного года сын сам встал с утра и напомнил мне, что сегодня надо сдать все учебники. Я считаю это большим прогрессом.

Инклюзивное обучение требует очень внимательного отношения как со стороны учителя, так и со стороны родителей. Не получится просто отдать ребенка в школу и расслабиться, однако это того стоит.
После всех хулиганских выходок моего сына я боялась общаться с родителями одноклассников. Ведь то, что легко списывают на мальчишеское озорство обычному ребенку, особенному часто списывают на диагноз. Я боялась выпадов типа: «Заберите этого ненормального, не хотим, чтобы он мешал нашим детям». Однако, слава Богу, люди подобрались понимающие.
От нескольких родителей я слышала, что наоборот – очень хорошо, что такой особенный мальчик учится с их детьми. Обычные ребята, видя особого человека, растут более добрыми и понимающими. Сами дети относятся к моему сыну скорее как к младшему, чем как к ровеснику. Стараются помочь ему, когда у него что-то не получается. А на переменах носятся вместе с ним, и в эти моменты они равны. Он видит, что ребята приносят с собой гаджеты, игрушки, книжки, и, собираясь в школу, он то и дело кладет в портфель нечто подобное. Впервые за свою жизнь он научился мечтать о будущей профессии, о подарке на Рождество, считать дни до своего дня рождения и строить планы на выходные. А ещё мой сын стал более ответственно исповедоваться, глубже анализировать своё поведение и прилагать усилия к исправлению.
Однажды мне надо было забрать сына пораньше, и я ждала окончания урока за дверью класса. Дети читали по очереди какое-то произведение. И вот очередь дошла до моего ребенка. Надо сказать, что у него долго был страх публичных выступлений, и он с трудом его преодолел. Читает мой сын медленно, с запинками, но меня удивило, что во время его чтения в классе было тихо. А когда он умолк, дети стали ему аплодировать. Честное слово, я не вру, так и было!

В инклюзии меняются не только особые дети, но и все вокруг. Мы поняли это на своем опыте. В Рязани и области есть и ещё дети с особенностями, обучающиеся в инклюзивной среде. И родители всех этих детей довольны, что сделали такой выбор.
Важный момент: в инклюзии важно прежде всего нахождение в среде обычных детей, а не программа, по которой обучается особый ребенок. Многие родители особых детей боятся, что их ребенок «не потянет в обычной школе», не понимая, что учитель вместе с тьютором могут реализовать индивидуальный подход к такому ребенку.
Мой сын пока обучается по программе, соответствующей общеобразовательной, однако, если ему станет тяжело, мы перейдем на облегченную, но останемся в своем классе. Я знаю случаи в нашей области, когда в общем классе учится ребенок со своей особой программой, это вполне реально.
Как бы ни было сложно на первых порах организовывать инклюзивное обучение, это путь, за которым будущее. Будущее, в котором принимают всех и каждый может стать полноценным членом общества.

Мария МАЛОВА

Прочитано 1973 раз
Другие материалы в этой категории: « Вышенский улов