Суббота, 09 июля 2016 14:33

Милостивый ангел Климентовских

Оцените материал
(0 голосов)

На Рязанской земле, в Спасском уезде было когда-то ныне исчезнувшее село Климентовский Погост. В нём издавна действовал храм во имя священномученика Климента, папы Римского, пострадавшего за Христа в конце I века. Храм упоминается в писцовых книгах 1636 года. Оттуда произошли благочестивый род и фамилия наших друзей.


Предки Александры Евгеньевны Добромысловой (урожденной Климентовской) во многих поколениях служили там у Престола Божия. В Государственном архиве Рязанской области есть сведения о священнике Афанасии Иоанновиче Климентовском, исполнявшем должность благочинного в начале XIX века. В его округ входила Успенская церковь села Жерновище, где состоял диаконом Глеб Кириллов, выходец из села Катагоща Михайловского уезда, один из предков нашего рода. Значит, наши прародители общались по службе ещё два века назад.
Имя Климент в переводе с латинского означает «милостивый», а также «кроткий, спокой-ный, тихий». Удивительным образом эти душевные качества отразились и в характере многих представителей этого старинного рода. Явно небесный покровитель помогал им на протяжении веков перенести все потрясения и беды трагических времён.
Папа Александры Евгеньевны – Евгений Алексеевич Климентовский – с отличием окончил Рязанскую духовную семинарию в 1914 году. Тогда же он обвенчался с Зинаидой Александровной Полотебновой, дочерью диакона из села Реткино. Они познакомились, когда он ещё студентом проводил занятия по Закону Божию в Епархиальном училище, где она училась. Вскоре он был рукоположен во священника, служил поначалу в сельских храмах Рязанской и Тамбовской областей, затем в Рязани. В семье Климентовских родилось пять девочек: Анна (1915 год), Мария (1918), Ольга (1921), Лидия (1924), Александра (1925).
После революции 1917 года начались хождения по мукам для отца Евгения, так же как и для тысяч его собратьев по православной вере. В 1920-1950-х годах он вынес более 20 лет тюрем, лагерей, ссылок. В 1925 году, когда младшей дочке Шурочке не было и месяца, его осудили за хранение и распространение религиозных книг и сослали на 3 года в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН), где он работал медбратом в лазарете.
После Соловков отец Евгений вернулся в Рязань, но ему как «лишенцу» здесь жить не разрешили, и он был выслан в г. Козлов, затем в г. Раненбург. В 1933 году он был вновь арестован и сослан на 3 года в г. Каргополь Архангельской области. Окончил он дни свои в 60 лет, измождённым и больным, в ссылке, в Казахстане. В годы безумных гонений на Церковь погибли ещё два священника рода Климентовских: дедушка Александры Евгеньевны – отец Алексей (Александрович) и двоюродный брат отца Евгения – отец Александр (Васильевич).
Матушка Зинаида Александровна бедствовала без мужа с пятью детьми в маленьком домике на улице Затинной, недалеко от Входоиерусалимского храма, где служил до ареста её супруг. Ей, учительнице по профессии, пришлось трудиться землекопом на пристани у Трубежа, возить вагонетки с песком… На другую работу её, жену репрессированного, никто не брал. Вечером она спешила к дочкам. Дома было часто холодно и голодно, но постоянная усердная молитва, посещение храма, взаимная любовь и согласие, помощь прихожан поддерживали семью ссыльного батюшки. Зинаида Александровна, сама глубоко верующий и духовно стойкий человек, привила эти качества и своим дочерям. Она говорила им: «Молитесь, и Господь нас не оставит». Они всегда хранили этот завет и платили ей глубоким благоговением, любовью и заботой до конца её дней.
Вместе с мамой сёстры часто ходили в храмы, где служил владыка Иувеналий (Масловский). У них всех с детства был тонкий слух и хорошие голоса. Владыка любил, когда на клиросе пели или читали старшие девочки Аня и Маруся. Высокого роста, с благородными чертами и голубыми лучистыми глазами, величавый, он умело руководил богослужениями. В то же время он был очень добрый, заботливый, душевный человек. Сам живший очень бедно, он постоянно помогал репрессированным священникам и их семьям.
Александра Евгеньевна любит вспоминать, как однажды осенью к ним пришёл келейник владыки и снял мерку с её ноги – тогда 4-летней Шурочки. Владыка жил неподалёку, напротив Благовещенской церкви. Вскоре ей принесли чудесные «бурочки» – мягкие, тёплые синие сапожки на зиму. А над самим владыкой уже нависала тень мученической кончины, которая последовала в 1937 году.
Так росли сёстры Климентовские в те трудные, голодные, подчас страшные годы. Но все они прилежно трудились всю жизнь, получили хорошее образование. Анна Евгеньевна стала преподавателем иностранных языков, после выхода на пенсию много лет была секретарём владыки Симона (Новикова), печатала и переводила для него.
Мария Евгеньевна трудилась бухгалтером в Борисо-Глебском соборе и в Епархиальном управлении. Любила выращивать цветы, украшая там территорию. Ольга и Лидия Евгеньевны стали медсёстрами.
Младшая из сестёр, Александра Евгеньевна, с отличием окончила Московский фармацевтический институт, преподавала биохимию в Рязанском мединституте, защитила диссертацию. Потом работала в политехническом институте. Тогда, в советское время, в церковь приходилось ходить тайно, скрываясь, чтобы не узнали на работе. Но верность христианскому пути всё преодолевала. Выйдя на пенсию, Александра Евгеньевна по благословению владыки Симона учила ребят Библейской истории в духовном училище и семинарии. Почти 20 лет она вместе с сёстрами пела в хоре Покровской церкви села Храпово. После безвременной смерти мужа воспитала детей, Марию и Александру, ставших врачами. Профессию врача получили и племянницы Александры Евгеньевны, Людмила и Елена. Внучка Машенька сейчас тоже учится на доктора. В этой приверженности медицине, в стремлении облегчать страдания людей сказывается прекрасная семейная черта – милосердие.
Недавно мы радостно отмечали 90-летие Александры Евгеньевны, нашей дорогой тёти Шуры! Приходили родные, друзья, было много цветов, особенно белых роз. Звонили из Рязани, Москвы, Петербурга, с Украины. Её многие знают и любят за бесконечную доброту и постоянную молитву за всех. Она говорит, что всегда хотела иметь много друзей. И друзьями становились все, кто ощущал тепло и свет, исходящие из её открытого людям, верующего, любящего сердца. В ней удивительно сочетаются искреннее смирение с твёрдостью убеждений, почти ангельская кротость с необыкновенной силой духа.
Наши семьи по близости духовных корней и сходству мировосприятия всегда были в дружеском сердечном общении. Мою матушку, Валентину Ивановну, Климентовские считали своей шестой сестрой. На скромных семейных праздниках, в доме тёти Шуры и у нас, звучали духовные песнопения, воспоминания, стихи о юности, о войне, о милых и родных людях. Пелись песни о любви, о дружбе, о природе, о светлом и добром, что есть в жизни. Например, такие: «Из страны, страны далёкой», «Быстры, как волны», «По небу полуночи»… Грустно, что об этом теперь приходится говорить в прошедшем времени… Но где есть вера, там жива и надежда, и сестра их любовь. Всё истинное, доброе и светлое не может исчезнуть навеки.
Александр КАТАГОЩИН

Прочитано 623 раз
Другие материалы в этой категории: Фестиваль радости »