Четверг, 01 апреля 2021 19:26

Земное и небесное семьи Соляковых Избранное

Оцените материал
(3 голосов)

На протяжении пятнадцати лет супруги Соляковы восстанавливают храм Николая Чудотворца в селе Новое Еголдаево Ряжского района Рязанской области. Священник Дионисий и матушка Надежда организовали крупное фермерское хозяйство, детский хор при воскресной школе, который неоднократно занимал первые места на различных областных конкурсах. Основу хора составляют все их восемь детей.

 

Встреча на море
Однажды, когда Денису было четырнадцать лет, он поехал с родителями на море. Здесь их встретили протестанты, которые активно проповедовали, рассказывали о своей вере.
– Они подарили мне детскую Библию и написали на обороте слова, которым я удивляюсь до сих пор: «Дорогому мальчику Денису. Желаем, чтобы эта книга привела тебя в духовную семинарию», – вспоминает отец Дионисий.
В то время он жил в городе Пржевальск Иссык-Кульской области республики Киргизия, где и родился. После летнего отдыха в семье остро встал вопрос выбора вероисповедания. Мама тесно общалась с женщинами-баптистками и предлагала посетить их молитвенные собрания. Но отец, у которого бабушка пела на клиросе, настоял на том, чтобы идти в православный храм.
– Впервые переступив порог церкви, я будто оказался на небе. Сердце трепетало от проникновенного пения, аромата ладана и восковых свечей. Священник произносил в алтаре возгласы, а я не мог понять, откуда они звучат, и думал, что это Бог со мной разговаривает, – улыбается отец Дионисий.
После окончания богослужения мнения в семье снова разделились: мама, очарованная добротой и отзывчивостью баптистов, все-таки уговорила домочадцев сходить в их общину. Молитвенные собрания они проводили в небольшом помещении, где не было ни одной иконы. Люди сидели на скамейках, друг другу улыбались, в том числе и новичкам, как будто много лет с ними знакомы.
– Меня это смутило и сразу вызвало недоверие. Баптисты пели, радовались, а потом внезапно упали на колени, одна сестра вышла в центр и стала громко исповедовать свои грехи. Все начали рыдать. Какая-то женщина толкнула меня локтем в бок: «Плачь!» Я понял, что это слезы лицемерия, и не мог ни одной капли из себя выжать. После публичного покаяния снова наступила всеобщая гармония, люди пели и веселились. Это было совершенно не то чувство, которое я испытал в храме. Отец, я и двое моих братьев твердо решили для себя, что наше спасение – это православная вера, – говорит отец Дионисий.
Однако маму не переставали одолевать сомнения. Однажды вечером она горячо помолилась. Проснувшись утром, открыла глаза и увидела вместо окна необыкновенный лес, яркую радугу. Красивый мужской голос сказал: «Ходи в свою церковь». После этого мама ни минуты больше не сомневалась в выборе истинного духовного пути.
С тех пор семья Соляковых начала воцерковляться.

Дорога в лавру
Денис окончил общеобразовательную школу и параллельно музыкальную по классу баяна и классической гитары, с успехом участвовал в различных конкурсах. Через несколько лет получил диплом об окончании музыкального училища. Мечтая связать свою жизнь с музыкой, молодой человек решил продолжить образование в Кыргызской национальной консерватории им. К. Молдобасанова в Бишкеке.
– Учебное заведение располагалось за 450 километров от родного дома. Меня поселили в общежитии, где я был свидетелем грязного поведения сокурсников: они курили, употребляли наркотики, а потом закатывали драки, – вспоминает отец Дионисий.
Чтобы меньше времени проводить в таком обществе, Денис Соляков устроился в общеобразовательную школу учителем пения. Но вскоре понял, что путь профессионального музыканта не его. Он поехал на родину к духовнику и поделился своими сомнениями. Батюшка посоветовал поступать в Московскую духовную семинарию: «На днях к нам должен приехать архиерей на престольный праздник. Если ты к нему подойдешь и скажешь, что хочешь учиться в семинарии, то он сразу отправит тебя в Ташкент – с кадрами никто расставаться не хочет. Делай акцент на том, что у тебя профессиональное музыкальное образование и ты мечтаешь стать регентом. А я тебя в этом поддержу».
В Ташкентской православной духовной семинарии не было регентской школы, поэтому владыке ничего не оставалось, как дать Денису благословение отправляться в Москву.
– К вступительным экзаменам я особо готов не был. Молитвы знал, псалмы тоже, а историю Церкви только в общих чертах себе представлял. Трое суток ехал в поезде. Отец Александр захотел передать в столицу своим друзьям дыни и сказал мне: «Довезешь – поступишь». Я-то думал пять штук, ну максимум семь. А там оказалась целая гора дынь! Мне было неудобно, стыдно, что я так пассажиров стесняю. Но с Божией помощью довез гостинцы, переступил порог Троице-Сергиевой лавры и сразу почувствовал, что оказался дома, – рассказывает отец Дионисий.
В регентскую школу при Московской духовной академии он поступил сразу. Правда, позже узнал, что конкурс был девять человек на место. Наставница курса ему сказала: «Ты особо не радуйся. У нас просто мужских голосов не хватает, поэтому тебя только из-за брюк и взяли».
В первый год обучение оказалось платным. Денег у Дениса не было, родители помочь ничем не могли. Молодой человек работал гардеробщиком в лавре, мыл полы и смирялся как мог, чтобы заработать нужную сумму. Потом знакомые помогли устроиться в просфорню. Зарплаты стало хватать не только на оплату обучения, но даже на билет до дома в летние каникулы и подарки родителям.
– На втором курсе регентской школы я пошел к владыке Евгению (Решетникову), который был тогда ректором, и сказал, что хотел бы перевестись в семинарию. Честно признался, как слукавил в разговоре со своим правящим архиереем. Хотел стать священником, но пробиться в столицу на пастырское отделение было очень сложно. Владыка Евгений меня внимательно выслушал и с пониманием отнесся к сложившейся ситуации: «Если без троек окончишь второй курс регентской школы, то переведем тебя на второй курс семинарии». С Божией помощью я постарался успешно завершить учебный год и стал семинаристом, – вспоминает отец Дионисий.

Сердце сердцу весть подает
В Москве Денис Соляков познакомился с будущей супругой Надеждой. Она родилась в городе Хотьково Московской области в верующей многодетной семье, в которой было девять детей. В те годы, когда многие храмы были еще закрыты, родители каждое воскресенье возили ребятишек на Литургию в Троице-Сергиеву лавру либо в Ильинскую церковь, расположенную рядом с обителью.
После окончания общеобразовательной и музыкальной школы Надежда поступила в Российский православный университет в Москве на специальность «Экология и природопользование». Пела на клиросе в храме Воскресения Христова в Сокольниках.
– Однажды настоятель дал нам билеты на концерт духовной музыки в Храм Христа Спасителя. Мы с сестрой только что сдали зимнюю сессию, очень устали после экзаменов и решили: поедем на выступление, только если подойдет нужный автобус со свободными местами. Так и произошло. На концерте я впервые встретилась с будущим мужем. Оказалось, что у нас есть не только общие друзья, но и духовник в Троице-Сергиевой лавре – архимандрит Илия (Рейзмир), – рассказывает Надежда Солякова.
Денис и Надежда периодически встречались в обители преподобного Сергия на воскресных богослужениях, научных конференциях.
– Со второго курса университета я постепенно начала готовить дипломную работу, посвященную геологическим особенностям Трои¬це-Сергиевой лавры. Моим науч¬ным руководителем был извест¬ный про¬фессор Сергей Николаевич Чернышев, который отправил меня трудиться в архитектурно-ре¬ставрационный центр обители, так как геологические наблюдения для написания выпускной работы нужно было вести постоянно. С этого момента мы с будущим супругом стали видеться гораздо чаще и между нами завязалась дружба. В 2002 году на праздник Петра и Февронии Муромских архимандрит Илия благословил нас на венчание, – рассказывает матушка Надежда.

Казачий Дюк и «несвятые святые»
После окончания университета Надежда в течение года работала в Хотькове инженером на одном из крупных предприятий, а Денис продолжал учебу в семинарии. На последнем курсе он перевелся на заочное отделение, и встал вопрос о принятии священнического сана. Духовник отец Илия благословил отправляться на служение в сельский приход, хотя будущему батюшке предлагали служить в одном из московских храмов.
– Мы с радостью приняли это благословение, тем более что, учась в семинарии, я всё время мечтал о сельской жизни, чтобы восстанавливать храм в русской глубинке, воспитывать у детей любовь к труду и подавать окружающим пример не только как проповедник, но и как хороший хозяйственник. Бывает, сегодня иногда начинаю роптать на свои фермерские будни, но потом сразу вспоминаю: ведь я получил всё, о чем когда-то молился, – говорит отец Дионисий.
В священники его рукополагал архиепископ Павел (Пономарев), управлявший в то время Рязанской епархией. Владыка направил молодого батюшку в храм Архангела Михаила в селе Казачий Дюк Шацкого района, где семья прожила полтора года. Здесь, по их словам, им посчастливилось общаться с «несвятыми святыми» нашего времени. В те годы алтарницей в храме была раба Божия Александра, посвятившая всю жизнь служению Богу.
– Мы называли ее ласково «ба¬ба Саша». Она рассказывала, как в детстве тяжело заболела, лежала в горячке и ослепла. Родители позвали священника, чтобы тот ее причастил перед тем, как она отправится в последний путь. После принятия Святых Христовых Таин девочка увидела неземной свет и сказала: «Господи, спаси меня! Если останусь жива, то всю жизнь буду служить в храме, не выйду замуж, не буду вкушать мяса». Наутро она проснулась совершенно здоровой. Баба Саша ухаживала за протоиереем Петром Успенским, который был очень уважаемым человеком в селе, занимался восстановлением Архангельской церкви, пережил ссылки и лагеря. В конце жизни его парализовало, и он не мог обходиться без посторонней помощи. Когда я впервые посетил его могилу, то увидел, что дата смерти батюшки близка к дате моего рождения. Он преставился 13 апреля 1979 года, а я родился 29 марта того же года, – рассказывает отец Дионисий.

Чудесная помощь
1 сентября 2006 года иерей Дионисий Соляков получил указ о назначении его настоятелем Никольского храма села Новое Еголдаево Ряжского района.
– Когда мы впервые сюда приехали, то и храм-то сначала не заметили. Ехали, ехали по трассе, уже табличка появилась «Конец населенного пункта». Спросили у местного жителя про церковь, и он нас обратно развернул. Оказалось, мимо проехали. У дороги стояло огромное полуразрушенное здание из красного кирпича, в котором раньше располагался сельскохозяйственный склад. Единственное, что напоминало церковь, – это маленький куполочек и крестик, установленные на сбережения местных бабушек. Вот и всё, – вспоминает отец Дионисий. – Внутри храм тоже оказался в плачевном состоянии. Однако страха у меня не было. Увидев небеленые своды, я духовно ощутил, что нахожусь дома. Это чувство впоследствии очень помогло. Когда мы поехали к отцу Илии просить его молитвенной помощи, он похлопал меня по плечу и сказал: «Еще колокольню построите».
В храме электричества не было – на Пасху ударила молния и перебила провод. Поэтому первым, за что взялся отец Дионисий, было налаживание системы электроснабжения. Потом с наступлением холодов остро встал вопрос замены окон. Батюшка поехал в Рязань, обращался в различные фирмы, прося о помощи. Нашелся один благодетель, благодаря которому в храме установили пять окон. Зиму с Божией помощью пережили. Весной с первым таянием снегов вода с крыши полилась рекой. Появилась угроза размытия фундамента церкви. Строительные компании запрашивали больше миллиона рублей, а у храма даже пятидесяти тысяч не было.
Батюшка с матушкой снова поехали в Троице-Сергиеву лавру за советом к своему духовнику архимандриту Илии. А перед этим зашли в магазин церковной утвари на территории обители. Отец Дионисий увидел красивый евхаристический набор и подумал: «Вот бы мне на таком служить, ведь в нашем храме Чаша для причастия совсем ржавая. Жаль, только денег на покупку нет».
В келье у архимандрита Илии отец Дионисий горько заплакал. Приход сельский, спонсоров нет, жить не на что, а крышу в церкви менять – тем более. Батюшка внимательно выслушал свое чадо, а потом отошел в сторону, достал откуда-то конверт с большой суммой и отдал молодому священнику:
– Тут тебе должно хватить на ремонт крыши. И знай, если ты эти деньги в благое дело вложишь, то у тебя всё дальше будет хорошо.
Отец Дионисий стоял оторопевший от неожиданности, слезы градом текли по лицу:
– Можно, я из этих средств немного потрачу на Чашу?
– Пойдем вместе в церковную лавку, я тебе сейчас сам потир выберу. Покажи, какой понравился?
– Вот этот, – отец Дионисий достал с полки евхаристический набор и показал батюшке.
– Нет, нет, нет! Такой не подойдет. Давай я тебе возьму Чашу подороже и размером побольше. У тебя прихожан будет много, поэтому тот потир маловат.
Выйдя за ворота Троице-Сер¬гиевой лавры, отец Дионисий с супругой Надеждой не могли поверить в свое счастье, удивляясь милости Божией. Спустя некоторое время нашлись люди, которые согласились поменять крышу в храме именно за ту сумму, которую пожертвовал архимандрит Илия.
– Местные жители поначалу относились с недоверием... Тем более что за последние десять лет в селе сменилось семь священников, никто надолго не задерживался. А когда мы крышу новую поставили, люди потихоньку в храм потянулись, – говорит отец Дионисий.
Со временем в церкви сделали теплые полы, установили Царские врата и деревянный иконостас, который отец Дионисий изготовил сам при помощи станка с программным управлением. За несколько лет построили колокольню высотой около двадцати метров. Над ее возведением трудился практически в одиночку местный житель Владимир Кузнецов.
При храме действует воскресная школа. На занятия ребятишек привозят даже из близлежащих сел. Отец Дионисий организовал детский хор, который не только прекрасно поет на клиросе, но и с успехом выступает на различных конкурсах, фестивалях, праздниках районного и областного уровня.

Большое хозяйство
Когда Соляковы только приехали в Новое Еголдаево, их поселили в церковном доме, где совершенно спокойно, ничего не боясь, разгуливали крысы. К тому времени у батюшки с матушкой было трое маленьких детей. Еле-еле сводили концы с концами. Благо, была домашняя пасека, и друзья помогали продавать мед москвичам. Отец Дионисий с супругой поехали за советом к монахине Матроне, прозорливой старице из Ряжска. Она утешила: «Что вы так переживаете? Вам государство дом подарит». А потом добавила: «Придет время, и станут одолевать сомнения. Тебя, батюшка, позовут в город служить на приходе. Но ты не соглашайся. В селе будете жить в изобилии, а как только уедете, сразу всего лишитесь».
Не успели супруги вернуться от матушки Матроны в Новое Еголдаево, как им позвонили из местной администрации и предложили принять участие в государственной жилищной программе для молодых многодетных семей. Чтобы оформить субсидию на строительство дома, необходимо было иметь земельный участок и минимальные средства на счету. А у Соляковых ничего не было. Неожиданно один местный житель предложил им купить оформленные тридцать соток земли за символическую плату в три тысячи рублей: «Участок мне от мамы достался, она умерла. Вы молитесь только об упокоении ее души». Менее чем через год семья обрела свой дом.
Несколько лет назад отец Дионисий с матушкой Надеждой получили федеральный грант в размере трех миллионов рублей на организацию фермерского хозяйства. Сегодня у них двести гектаров земли, которую они обрабатывают с помощью специальной техники. Содержат тридцать голов крупного рогатого скота, поросят, кур, индюшек. Всё это огромное хозяйство семья обслуживает самостоятельно. Изготавливают молочную продукцию: сливки, творог, сметану, занимаются сыроварением. У Соляковых восемь детей. Младшему ребенку два года, старшему семнадцать лет, он учится на технолога пищевого производства в Рязанском агротехнологическом университете. Двое старших сыновей освоили управление трактором. Девочки в основном помогают маме.
– На мой взгляд, детей в семье, особенно многодетной, надо загружать работой, чтобы они постоянно были заняты делом. У нас каждый выполняет свои обязанности. Например, утром доить коров всегда выхожу я, потом выгоняю их на пастбище. Но вечерняя дойка – не моя забота. Дети по очереди прекрасно с этим справляются, а я иногда контролирую процесс, – говорит отец Дионисий. – Человек должен всегда трудиться, подражая апостолу Павлу, который во время миссионерских путешествий никогда не обременял материально своих единоверцев, а сам обеспечивал себя пропитанием, занимаясь рукоделием и делая палатки. Так и священник не должен зависеть от прихожан и есть хлеб даром. Надо жить так, чтобы подавать окружающим пример трудолюбия, смирения и нестяжания.

P.S. У семьи Соляковых есть свой канал на YouTube «Фермерские будни священника».

Вероника Милова

Прочитано 3003 раз