Суббота, 09 июля 2016 14:35

Выбор своего, или Как крокодил Гена и Чебурашка помогают выбрать ОПК

Оцените материал
(1 Голосовать)

Победителем Рязанского областного конкурса преподавателей основ православной культуры (ОПК) стала Ольга Ивановна ЕРЁМКИНА, преподаватель мировой художественной культуры и основ религиозных культур и светской этики Шиловской школы № 3. С ней встретилась Ирина ЕВСИНА.

Аргументы и факты
– Известно, что предмет «Основы православной культуры» единственный, который могут выбрать или не выбрать родители для изучения в школе своим чадам. В вашей школе сто процентов родителей выбирают ОПК. Как Вам удаётся их убедить в его необходимости, какие Вы приводите аргументы?
– Начинаем с того, что проводим родительские собрания, которые обычно проходят весной в третьих классах. Здесь родители будущих четвероклассников выбирают для своих детей один из 6 модулей, состоящих из: православной культуры, основ буддийской культуры, основ исламской культуры, иудаизма, светской этики и общих основ религиозных культур.
Учитывая наш менталитет, разговор идёт в основном вокруг светской этики и ОПК. И это очень важный этап.
А начинаю я родительские собрания всегда с мультфильма. Родители, конечно, не ожидают этого и смотрят на меня удивлёнными глазами. Вроде как должны услышать другое, а я предлагаю им послушать песню из мультфильма о крокодиле Гене и Чебурашке «Голубой вагон». А потом спрашиваю родителей: «Какое ваше отношение? Что вы думаете о герое мультфильма?» Ну, родители говорят: «Нормальное отношение к этой песне. Мы все любим этот мультфильм, этих героев». А я говорю, что у моих четвероклассников отношение к этой песне несколько иное. Тут недоуменное молчание. Тогда я повторно включаю куплет: «Может, мы обидели кого-то зря? Календарь закроет этот лист. К новым приключениям спешим, друзья! Эй, прибавь-ка ходу, машинист!» То есть, если мы подставили кому-то ножку, тот получил синяк, то мы, не обращая на это внимания, двигаемся дальше. Ничего страшного – «календарь закроет этот лист», а завтра можно…
– У Эдуарда Успенского много таких весёлых песенок, каверзных, несущих такой коварный смысл.
– Вот мы и прислушиваемся к одной из них. И тут родители уже начинают понимать её смысл, тем самым получив светский посыл на изучение ОПК. Нравственность, наше поведение – вот что мы будем изучать на этом уроке. Дальше переходим непосредственно к православной составляющей. И тут я задаю родителям вопрос: «А вы крестили своих детей?» Как правило, не прошу публично отвечать, но так как мы в школе, народ уже автоматически поднимает руки. Поднимают руки все. «Вот, говорю, вы уже сделали первый шаг к православию. А зачем вы крестили детей?» Тишина… «А ваши дети носят крестик?» Да – море рук. «А зачем это, а почему именно крестик, а не что-то другое мы надеваем?» Тоже тишина. «А кто такой Иисус Христос? Кому мы молимся, Бог это или человек?» Тут вообще тишина. «А зачем мы причащаемся?» Тоже тишина, хотя многие причащаются, очень многие.
А однажды один родитель амбициозно так заявил: «Я не причащался, и детей не буду причащать. И с какой стати я буду целовать руку священнику?» Знаете, я была даже рада этому вопросу. «Ну, во-первых, – отвечаю я ему, – если бы Вы в 4 классе учились, Вы бы знали, что целуем руку не самому священнику как таковому, а в священнике мы видим образ Христа, так как он рукоположен был от Самого Христа через апостолов и их преемников-епископов. И еще – мы целуем руку в то место, в которое были вбиты гвозди. Мы за Причастие благодарим Христа, целуя Его раны». И снова – тишина, все молчат. Он сказал: «Извините, я не знал». И все родители задумались: «А ведь многого мы не знаем! Может быть, не так уж и плохо то, чему учит православие?»
Спрашиваю родителей: «Скоро Пасха, вы будете красить яйца, печь куличи, делать пасху?» Все отвечают, что «да».
«А зачем всё это делается, почему?» Родители молчат. Тогда я им говорю: «А если ваши дети будут изучать православную культуру, то они будут это знать и вам расскажут».
После таких аргументов все родители выбирают ОПК. Сейчас происходит удивительный процесс, когда дети просвещают, учат своих родителей тому, что знали их прабабушки. Другого выхода сейчас нет. Нас долго отлучали от наших традиций. Мне за 50 лет, и нас уже не пускали в храмы. На Пасху кордоны учителей стояли перед церковью.
– А какие аргументы Вы приводите родителям из мусульманских семей, предлагая модуль ОПК?
– Я им рассказываю обо всех модулях. Как-то ко мне пришла семья чеченцев. Они послушали, и папа сказал: «Мы подумаем…» И когда наступило время собрания, они выбрали православие. Потом мы с ними встречаемся, и я у них спрашиваю: «Что же повлияло на ваш выбор?» Он говорит: «Как Вы относитесь с уважением к нашей культуре, так и мы должны знать культуру того места, где живём». А перед этим у нас в школе был концерт, где дети из этой семьи танцевали лезгинку, девочка рассказывала стихи на чеченском языке. Их все очень тепло принимали. И я поняла, что с такими родителями нужно встречаться индивидуально и вести с ними разговор по-особому.

Всему свое время
– Ольга Ивановна, как Вы сами пришли к вере? Вы с детства были верующим человеком?
– Нет, наше государство в своё время сделало всё, чтобы веру вытравить. Я же говорю, что у нас в Шилово ставили кордоны, чтобы мы, дети, в храм не ходили. А в семье иконы прятали, лежали они завёрнутыми в чистую тряпочку в сундуках. И я так понимаю, что эти иконы передавались из поколения в поколение. Вера была в нас как бы законсервирована, лежала под спудом. Как сказал один священник: «Всему своё время».
Что-то во мне перевернулось, открылось, стало вставать на свои места, когда я три года назад попала на курсы по изучению всех шести модулей в Рязанский институт развития образования. Тогда мне очень запомнилось выступление отца Сергия Рыбакова, который делился с нами своим опытом общения с родителями. И у него прозвучала такая фраза: «Если мы не хотим оказаться в доме престарелых и инвалидов на старости лет при живых детях, то давайте изучать православную культуру, которая несёт в себе духовные ценности. Ведь никто же в старину никогда не отправлял своих родителей в какие-то богадельни. Богадельни для чего были? Для совсем уж одиноких. И даже ни у кого не было такого опасения, что к старости за ненадобностью родителей куда-то могут отвезти дети ради своего благополучия». И вот тут я приезжаю домой с курсов и вспоминаю, что у меня же есть фильм про дом-интернат для престарелых, который я снимала, когда работала на шиловском телевидении.
Я тогда брала интервью у стариков, у которых есть дети. Приезжаю домой, делаю из него маленький фильм на 4 минуты и показываю своим родителям. Часто молодые родители приходят с апломбом – «вот мы сейчас Вас на лопатки положим с Вашими доводами». Посмотрев этот фильм, даже мужчины плачут… Я им тогда говорю: «Если не будем воспитывать детей по заповедям Божиим, то и сами можем оказаться в таком месте». А нас далеко возить не надо – дом престарелых от нас в 15 минутах езды. Потом притчу им рассказываю «о корытце», когда ребёнок стал строгать для своих родителей корытце после того, как они его престарелого дедушку стали отдельно за печкой кормить из-за его неуклюжести за едой. Так постепенно у меня накапливаются аргументы в пользу того, чтобы дети в школе изучали основы православной культуры.
– Получается, что весь Ваш опыт предыдущей жизни Вам очень пригождается?
– Это так. Я ведь работала не только на шиловском телевидении, но и в нашем замечательном Доме детского творчества, вела там кружок журналистики и сотрудничала тогда с вашим журналом «Ступени». Моя ученица Вика написала Вам тогда несколько заметок. Публикации в «Ступенях» ей очень помогли в творческом конкурсе при поступлении в университет.
– Да, интересно. Оказывается, мы с Вами коллеги, заочно давно знакомы. Но как получилось, что Вы работаете в школе?
– Я по первому образованию технарь, закончила станкостроительный техникум, поняла, что это не моё, и потом пошла учиться в Московский университет культуры и искусств по специальности «педагогическая дея-
тельность». Кроме ОПК, я в школе ещё преподаю музыку и мировую художественную культуру.

Свеча радости
– Трудно ли Вам было готовиться к конкурсу, кто Вам помогал? Как Вам удалось стать победителем, имея за плечами не такой уж большой срок ведения основ православной культуры в школе?
– К конкурсу мне было готовиться совсем нетрудно. Все материалы, которые я для него готовила, были апробированы на уроках. А помогал мне к нему готовиться, как Вы сами заметили, мой предыдущий профессиональный опыт. Но без помощи нашего шиловского духовенства я бы никогда не справилась с задачами, которые ставит мой предмет. Наши занятия по ОПК проходят в очень разных форматах. Особенно все дети любят экскурсии и паломнические поездки. Мы уже обошли и объехали все наши шиловские храмы. Особенно всем запомнилась поездка в Крестовоздвиженскую обитель в селе Красный Холм. Мы туда добирались весной, по бездорожью, часть дороги шли пешком. Но любовь, с которой встретил нас батюшка Иоаким, покрыла все наши невзгоды.
Он разрешил ребятам взять свечей, сколько они хотели, и зажечь их. Храм озарился ярким светом, и у всех создалось праздничное, радостное настроение. Один мальчик спросил меня, когда мы возвращались назад: «А что, в храме всегда праздник?» Я думаю, что он это запомнит на всю жизнь и уже сам придёт в храм, чтобы побывать на празднике вновь.
– А как Ваша семья отнеслась к Вашему, можно сказать, преображению?
– Муж – положительно, он одобрил новое направление моей педагогической деятельности. А дети, сыновья… Они уже взрослые. Выбор всё ещё остаётся за ними. Вот про внучку особый разговор. Ей сейчас 6 лет, а когда ей было 4 годика, то, увидев на иконе преподобного Серафима Саровского, она сказала: «Я знаю его! Когда я была большая, я к нему ходила. И он мне давал лекарство. Не горькое». Я очень удивилась. И мы почти сразу поехали в Дивеево к Серафиму Саровскому, и она подошла к его мощам, как будто его знала. С тех пор у неё в комнате стоит икона батюшки.
– Чем лично для Вас был полезен этот конкурс?
– Главное – тем, что от выступающих больше узнала о новых для меня святых и святынях Рязанского края, потом, конечно, интересно было послушать у других педагогов методику уроков. И очень важно присутствие на конкурсе первых лиц. В жюри у нас была министр образования Рязанской области О.С. Щетинкина, митрополит Рязанский и Михайловский Марк. Такое внимание к предмету, который мы ведём, даёт огромный стимул.
– Спасибо, Ольга Ивановна, за интересный рассказ о Вашем уникальном опыте. Надеюсь, что мы с Вами непременно встретимся в ближайшем будущем, и Вы расскажете нашим читателям о поездке в Иерусалим, которую Вы получили как награду за первое место в конкурсе.

Прочитано 711 раз