Среда, 04 марта 2020 19:45

Париж блистательный, но не только

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

В прошлом номере мы начали рассказ о Париже. Оказалось, там немало общих святых и святынь, а Париж – не только блистательный город, но может быть целью для паломничества. Что же еще у нас общего? Очень много! Там кругом – наши...

(Продолжение. Начало в «Благовесте» № 2 (314) 2020 г.)
Наша Женевьева
Святая Женевьева (Геновефа) всегда почиталась как небесная покровительница Парижа (напомним: первое название города – Лютеция). Она родилась недалеко от Лютеции в 423 году (возможно, в 420-м). В 14 лет девушка получила посвящение на подвиг девственничества. Хотя в Галлии (древнее название современной Франции) уже существовало несколько женских монастырей, большинство девственниц оставались в миру. Святая Женевьева продолжала жить у своих родителей, а после их смерти во время эпидемии чумы переселилась в Лютецию. Затем ей было видение, и она получила дар прозорливости.
С пятнадцатилетнего возраста Женевьева вкушала пищу лишь в четверг и воскресенье. Пища эта состояла из ячменного хлеба и бобов, сваренных на растительном масле. Только в 50-летнем возрасте (всего она прожила около 70 лет) подвижница, по послушанию епископу, ослабила столь строгий пост и разрешила себе молоко и рыбу. Когда в 451 году гунны под предводительством Атиллы вторглись в Галлию, преподобная уговорила парижан не покидать город, собирала их на совместные молитвы. В итоге Атилла, на удивление, подошел к Орлеану, сделав крюк вокруг Лютеции... Так был спасен Париж, а затем вскоре опасность отступила и от всей Галлии-Франции. Вся долгая жизнь святой Женевьевы отмечена множеством чудесных событий, связанных с проявлениями ее любви к людям.
Преподобная Женевьева Парижская является общехристианской святой. Если заглянуть в наши святцы, то мы найдем ее имя под 16 января. Придя в церковь Святого Стефана-на-Горе (Сент-Этьен-дю-Мон) возле Сорбонны, мы увидели под сенью ковчег с частицей мощей великой подвижницы. Слева сохранился разбитый саркофаг, из которого во время революции мощи достали и сожгли. Теперь это память человеческой глупости. И очень интересно, что справа от ковчега можно увидеть православную икону, на которой преподобная Женевьева изображена вместе с преподобным Симеоном Столпником. Они жили в одно время. И как это ни странно, но святой Симеон, который никогда не был в Европе, а жил возле Антиохии (современная Сирия), видя шедших к нему купцов, приехавших с далекого Запада, спрашивал, нет ли у них новостей от Женевьевы. А тех, кто собирался возвращаться на Запад, просил приветствовать святую и кланяться ей от его имени. Между подвижником Востока и подвижницей западного города существовала невидимая молитвенная связь.
Также у мощей святой Женевьевы Парижской мы увидели многочисленные мраморные таблички по периметру стены. Это благодарность от многих людей, получивших просимое по молитвам преподобной. Есть там табличка и от эмигрантов, массово приезжавших из России во Францию после 1917 года. В тексте таблички мы находим такие слова: «Утешительницей изгнанников ты явилась для эмигрантов православной России. Во все времена они будут прославлять тебя у твоего гроба. О святая Женевьева, будь для нас апостолом единства!»
Легендарное кладбище Сен-Женевьев-де-Буа находится в одноименном небольшом городке, в 32 км от Парижа. Название городка переводится как «Лес святой Женевьевы». По преданию, преподобная некоторое время вела там отшельническую жизнь. И промыслительно, что именно этот городок в 1920-е годы стал центром притяжения для эмигрантов из России «первой волны». Там был основан «Русский старческий дом» для ухода за престарелыми эмигрантами. А на кладбище, находившемся неподалеку, начались регулярные захоронения наших соотечественников. Теперь именно там могилы протоиерея Сергия Булгакова, богослова Владимира Лосского, писателя Ивана Бунина, кинорежиссера Андрея Тарковского и многих других русских людей с мировым именем, а также малоизвестных дворян, военных, простолюдинов. Туда мы не попали – увы, нельзя объять все. Но мы посетили другой центр русских эмигрантов – «Храм на рю Дарю».

Наши соборы
Александро-Невский собор, построенный в 1847–1861 годах, после революции и с началом Гражданской войны стал духовной пристанью для эмигрантов, массово спасавшихся из России от кровавых большевиков. Расположенный на улице Дарю (по-французски: «рю Дарю») в Париже, он стал одним из символов русского присутствия во Франции. Другой символ – Трехсвятительский храм, но туда мы не успели. К сожалению, Русская Православная Церковь за рубежом в 1920-х годах раскололась на две части. Одна ушла за митрополитом Антонием (Храповицким), другая – за митрополитом Евлогием (Георгиевским). Для одной части, соответственно, стал главным храмом Трехсвятительский на окраине Парижа, для другой – Александро-Невский собор на Дарю. Первые остались с Московской Патриархией и устроили внутри обычного здания храм в честь Трех святителей (освятили на Пасху 1931 года). Вторые, уйдя, нашли пристанище в Константинополе и основали в юрисдикции Константинопольского Патриархата экзархат православных русских церквей в Западной Европе. Но несколько месяцев назад, в сентябре, свершилось наконец историческое событие – этот экзархат вернулся домой, к Матери-Церкви: большинство его приходов, включая и приход парижского Александро-Невского собора, вошли в состав Московского Патриархата.
В Александро-Невском соборе, куда бы мы ни ступили, всюду чувствовали боль об утраченной Родине, о погибнувшей Российской империи. Здесь иконы из той еще России, царской. Здесь иконы, напоминающие о славе русского оружия. Частицы мощей святых земли Русской. Флаги, знамена царской армии, царского флота. У подножия Распятия –
макет короны Российской империи... Кажется, будто в каждом квадратном метре здесь постарались сохранить память о той эпохе, о той навсегда ушедшей великой стране... Все здесь наше, родное. Здесь отпевали Тургенева, Шаляпина, Шмелева, Бунина...
Есть в Париже с недавних пор и еще один собор Русской Православной Церкви. Это Троицкий собор с видом на Эйфелеву башню – в самом центре города, на набережной Бранли. Трехсвятительский храм Московского Патриархата всегда был тесен, и по итогам многолетних переговоров в центре Парижа был построен новый, просторный собор. Свято-Троицкий – кафедральный собор Корсунской епархии и Патриаршего экзархата в Западной Европе. Этот экзархат объединяет приходы Русской Православной Церкви во Франции, Швейцарии, Бельгии, Нидерландах, Великобритании, Ирландии, Испании и Португалии. Святейший Патриарх Кирилл лично совершил великое освящение Троицкого собора 4 декабря 2016 года.
Собор является частью целого комплекса, включающего в себя еще три здания с конференц-залом, учебными аудиториями. Все вместе они составляют Духовно-культурный центр. Пройдя через проходную центра к собору, мы де-юре попали в Россию – ведь официально это территория российского посольства. Троицкий собор для человека из России поначалу кажется внешне странноватым. Однако, с одной стороны, нужно было вписать его в архитектурный ансамбль Парижа, чтобы все были довольны. С другой стороны, здесь тоже есть своя символика. Ведь храм очень похож в принципе на Успенский патриарший собор Московского Кремля. А необычный ребристый фасад – для французов не что иное, как напоминание о бревенчатых русских избах... Внутри собора, хоть он и новый, есть несколько старинных икон. Иконостас пока временный, будет из мрамора; идет подготовка фресок. В иконостасе бросается в глаза символичное соседство: наши равноапостольные князь Владимир и княгиня Ольга, наши же священномученик Дионисий и преподобная Женевьева Парижские.

Наша Мадлен
Первой общехристианской святыней, у которой мы помолились, приехав в Париж, стала часть мощей святой равноапостольной Марии Магдалины. Храм, в котором хранится эта святыня, удивляет тем, что на христианский храм он ну никак не похож. Это вылитый греческий Парфенон (языческий храм всех богов в Афинах)! С колоннадами и треугольным фронтоном над входом. А все потому, что у этого здания своя длинная история. Изначально его задумал Наполеон Бонапарт для прославления своих успехов – как храм-памятник славы французского оружия. Здание и должно было напоминать всем своим видом античный храм – как у римлян и греков. Однако достроить этот памятник Наполеон не успел. Затем здесь хотели сделать то храм памяти короля Людовика XVII и королевы Марии-Антуанетты, казненных революционерами, то железнодорожный вокзал. В итоге в 1837 году все же решили устроить христианский (католический) храм, поскольку само здание было построено на месте снесенной по приказу Наполеона церкви. А церковь та была посвящена святым Марие Магдалине, Марфе и Лазарю. Так здание с несостоявшимся полуязыческим назначением стало храмом в честь святой Марии Магдалины. А уже спустя три года часть ее мощей была перенесена сюда с юга Франции. Но как вообще Мария Магдалина оказалась во Франции?!
Считается, что Мария проповедовала в Риме и помогала в проповеди св. Иоанну Богослову в Эфесе, где и скончалась. Но в западной Церкви есть и другое предание. О том, что св. Мария Магдалина после Рима и Эфеса отправилась проповедовать в Южную Галлию. Причем с двумя другими женами-мироносицами – святыми Марией Иаковлевой и Марией Саломеей. Это предание нашло свое отражение в нескольких топонимах на юге современной Франции. Там есть местечко под названием Сан-Мари-де-ла-Мэр – Побережье трех Марий. А еще в Провансе показывают грот, в котором св. Мария Магдалина долгое время провела в молитве и уединении. Это в городке Сент-Бом, что в переводе означает Святое Благоухание (кто знает – может, в память о благоуханном мире, которым мироносицы хотели помазать Пречистое Тело Спасителя?!). В итоге в 1278 году в этих местах, в городке Сан-Максимин, была обнаружена гробница святой Марии Магдалины – мраморный саркофаг с ее мощами. С тех пор считается, что это место ее упокоения. Оттуда часть ее мощей и перенесли в Париж уже лишь в XIX веке.
Интересно, что сегодня здание, похожее на Парфенон, стало излюбленным местом для венчаний у парижан. А все благодаря св. Марии Магдалине, которую в Париже почему-то почитают как небесную покровительницу браков. Французы с любовью называют ее между собой «наша Мадлен».

Наша Елена
День нашего прибытия в Париж клонился к закату, и мы спешили к еще одной святыне – к мощам св. равноапостольной царицы Елены. И для меня, и для моих попутчиков стало большим открытием то, что ее мощи хранятся в столице Франции. Еще удивительнее было увидеть, что они пребывают не в каком-то грандиозном соборе, а в обычном католическом храме, с виду неприметном. Более того, улица, на которой находится церковь, насыщена всяческими увеселительными заведениями и даже притонами. Увы, Франция – одна из самых светских европейских стран, и, похоже, никого, кроме прихожан церкви, плохое соседство не смущает.
Сен-Лё-Сен-Жиль – так называется церковь, в которой хранится значительная часть мощей самой царицы Елены. Как же они здесь оказались? Прежде мощи хранились в Риме, в храме священномучеников Маркеллина и Петра. Но в IX веке один французский монах (его звали Тёджис) получил исцеление по молитвам к святой Елене в Риме и решил забрать ее мощи с собой. Этот «хулиган» спрятался вечером в храме, а утром вынес их и увез в свой монастырь во Франции, в местечке Овилье в провинции Шампань (кстати, монастырь известен тем, что в нем жил в свое время дом Пьер Периньон, который изобрел шампанское). Там братья не поверили ему и создали комиссию, которая, изучив многие документы, подтвердила подлинность святыни. Тогда решили снарядить тайную делегацию в Рим, чтобы выяснить, действительно ли там пропали мощи царицы Елены, и те по возвращении подтвердили. То же предание гласит, что вроде бы даже папа Римский ничего не возразил против перенесения мощей. Во времена Великой Французской революции гонения на Церковь докатились и до Шампани. Один монах (отец Гроссар) вынес мощи из аббатства и спрятал их в храме в соседней деревне.
А в 1820 году, когда угроза миновала, тогдашний епископ Парижский, узнав обо всем, решил перенести значимую святыню в более подобающее место – из деревни в столицу. Рыцари Королевского Братства Святого Гроба Господня прознали о том и упросили епископа положить мощи царицы Елены не где-нибудь, а именно в церкви Сен-Лё-Сен-Жиль. Ведь они проводили там свои ежегодные собрания. Надо пояснить здесь, что рыцари, служившие у Гроба Господня в Иерусалиме, царицу Елену, открывшую Голгофу и другие святыни на Святой Земле, почитали как небесную покровительницу своего братства. Замечательно, что если в Трире мы даже близко не смогли подойти к мощам святой Елены, то в Париже смогли спокойно приложиться к ковчегу со святыней, как это принято у православных.
А затем еще более удивительным было увидеть большую русскую икону преподобного Серафима Саровского в этом католическом храме.
И не только ее. Прямо напротив входа в крипту, где пребывают мощи царицы Елены, местный приход выделил уголок, куда могут прийти православные, разложить свой антиминс и совершить свою православную литургию. Снова наше, родное... в самом неожиданном месте!
Паломничество к нашим святым и нашим святыням во Франции не ограничилось Парижем, но наше родное мы обнаружили также в Шартре и Страсбурге. Об этом другая история.

Священник Евгений Аленин,
настоятель Спасо-Преображенского (Спас-на-Яру) храма г. Рязани

Прочитано 468 раз